Памятники

n

Клубное строительство

Клубным строительством в городах и колхозах много занимались архитекторы Бабаханов и Дмитриев. Диссертация В. М. Дмитриева на соискание ученой степени кандидата архитектуры — «Архитектура колхозного клуба», защищенная им в 1943 году, была посвящена теме колхозного клуба, развиваемой на основе планировки чайханы. По идее автора чайхана — общественное сооружение народной архитектуры — является прообразом клуба, поэтому план и архитектура последнего должны вытекать из форм чайханы. Мысль в основном правильна, но ограничиться при проектировании клуба только формами чайханы, безусловно, неверно. Поэтому автор неправ, когда суживает горизонт архитектурной интерпретации рамками только одного из типов народной архитектуры, кстати, наиболее скромного по художественному оформлению.

По проектам Дмитриева построены: клуб на 300 человек в колхозе «III Интернационал» Искентского района (1939 г.), клуб на 300 человек в поселке Фархадской ГЭС (совместно с архитектором В. Нильсен) и др. Немало удачных примеров использования национальной формы дают и народные стройки — сооружения ферганских каналов и Катта-Курганского водохранилища.

В последние годы народные традиции широко применяются в поселковом строительстве. Много элементов народной архитектуры в новых постройках города Чирчика. Наконец, узбекское народное творчество находит отклик и вне УзССР, на строительстве жилого городка близ города Гурьева (в сходных природных условиях знойной и засушливой пустынной зоны). Архитектор А. Арефьев, изучавший жилые дома Самарканда, вводит в архитектуру жилых корпусов и коттеджей айван, решение стеновых плоскостей, резные подбалки. Облик жилых зданий городка, продиктованный целесообразностью, отличается простотой, отсутствием манерности и вычурных деталей. За проектирование городка и участие в строительстве архитектор Арефьев удостоен Сталинской премии.

Если в 30-х годах лишь одиночки нащупывали пути освоения архитектурного наследия, то теперь почти все архитекторы Узбекистана работают в национальных формах, и многие из них подходят к проблеме очень серьезно и находят принципиально правильное решение. С другой стороны, работы архитекторов Узбекистана в национальных формах еще не свободны от некоторых недостатков.

Авторы часто обнаруживают недостаточное знакомство с приемами национального зодчества. Отсюда бедность архитектурного языка. Многократко повторяются одни и те же, наиболее запоминающиеся формы, создается штамп, шаблонная скучная архитектура. Между тем национальное зодчество чрезвычайно многообразно и предоставляет проектировщику богатый выбор приемов композиции в плане, объемных формах и деталях. При поверхностном подходе накопленные веками сокровища народного творчества остаются неиспользованными.

Проектировщики в большинстве идут не от общего к частному, а наоборот, и ограничиваются введением в облик здания отдельных деталей национальной архитектуры, с которыми не связаны общая идея и композиция сооружения. Таким путем порождается эклектика. Задача отнюдь не может считаться решенной, когда классический ордер украшается сталактитами или какими-либо другими привнесенными элементами. Напротив, автор никогда не бывает так далек от цели, как в этом случае. Вдобавок самые детали бывают неверно поняты и применены некстати или скопированы с упадочных образцов.

Бывает и так, что автор одевает стены здания сплошным ковром орнаментальной декорации, вне зависимости от объемных форм. Постройка получает одежду с чужого плеча. При этом орнамент фальсифицируется. Такие аксперименты по линии наименьшего сопротивления являются худшим видом эклектики.

«Народные традиции архитектуры Узбекистана», В.Л.Воронина

Читайте далее:

По материалам Wikipedia