Памятники

n

Начальный этап работы в национальных формах

Начальный этап работы в национальных формах восходит к 1925 году. Мы не будем здесь касаться первых неуверенных шагов на пути использования архитектурного наследия, которое проявилось в здании Среднеазиатского научно-исследовательского института ирригации (арх. В. Гар-шенин) или здании ЦК КП(б) Узбекистана (инж. Р. Сваричевский) в Ташкенте, а в Самарканде в постройках 1927—1928 годов по проектам инж. Р. А. Батракова и Д. Б. Савицкого с использованием пиштака и стрельчатых арок (здание Хлоптреста и одноэтажные жилые дома). Начнем с более или менее сложившихся произведений.

Одним из первых авторов, использовавших национальный опыт, был С. Н. Полупанов, ныне заслуженный деятель искусств Узбекистана. Однажды став на путь искания национальных форм, он неуклонно ему следует. В своей творческой работе С. Н. Полупанов придерживается определенной концепции, используя исключительно архитравные формы народной архитектуры и отвергая традиции монументального зодчества. Он выдвигает свою программу на страницах журнала «Архитектура СССР»:

«После неудачных примеров использования мертвой, отжившей монументальной архитектуры Ислама (с традиционными арками, куполами, порталами — «пиштаками» и т. п.), которая меньше всего может помочь созданию национального искусства, мы обратились к изучению народной архитектуры и в первую очередь к жилищу Узбекистана»

Односторонность взглядов Полупанова ведет его к серьезным ошибкам. Ему удаются обычно сооружения легкого, павильонного характера. Но образ монументальных по идее зданий является для него камнем преткновения, так как выразительные средства народной архитектуры в этом случае не дают нужного эффекта.

Павильон Узбекской ССР на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке, проектированный Полупановым совместно с художником Татевосяном и выполненный с привлечением народных узбекских мастеров, принадлежит к удачным работам автора. Контраст горизонтали стен и стройных боковых портиков, парадный двор и легкая ротонда создают жизнерадостный и пространственный образ павильона солнечной социалистической республики. В оголенных плоскостях стен осталось еще кое-что от конструктивизма; но в целом здесь можно подойти критически главным образом к деталям: хотелось бы шире, глубже захватить опыт народного творчества и дать более своеобразные образцы колонн, решеток, карниза и т. д.

Одна из ранних и самая крупная из осуществленных построек С. Н. Полупанова — здание Облисполкома в Ташкенте на ул. Навои (1934 г.). Оформление фасада в окончательном варианте принадлежит А. Сидорову и В. Архангельскому. Общая композиция фасада грешит раздробленностью и разномасштабностью отдельных частей, архитектурно между собой не связанных. Один и тот же элемент — прямоугольные пилястры — образуют несколько градаций по величине. Фасад представляет механическое соединение различных по высоте компонентов. В плане интерпретации национальных форм также налицо серьезные недостатки.

Громоздкие, гипертрофированные колонны портика имеют прямоугольное сечение ствола, базис и сталактитовую капитель. Бесспорно, формы опоры, если они намного перерастают по масштабам свой деревянный прототип и выполнены в ином материале, требуют нового качества, а не только механического увеличения. Но в данном случае переработка получилась неубедительной и неудовлетворительной в художественном отношении. Далее, раскреповка архитрава совершенно чужда национальному узбекскому зодчеству и, будучи введена в архитектуру, вызывает очень далекие от него ассоциации. О полукруглых портиках надо сказать то же. В целом, отрицательные стороны архитектуры здания объясняются в немалой степени стремлением автора создать монументальный образ средствами легких архитравных форм путем механического увеличения их масштаба.

«Народные традиции архитектуры Узбекистана», В.Л.Воронина

Читайте далее:

По материалам Wikipedia