Памятники

n

Чирокташ — «светильник-камень»

Таким же «реликтом», свидетелем былой деятельности подземных вод является еще одна небольшая пещера на берегу озера Шоркуль. Правильнее будет сказать, что это сквозное отверстие, пронизывающее верхушку невысокой известняковой скалы. Скала давно известна у местных жителей под названием Чирокташ («светильник-камень») и пользуется, надо сказать, не очень хорошей славой. В лунные ночи пещера кажется освещенной изнутри. Киргизы полагают, что свет исходит из глаз дракона, живущего там, никто не пытается войти туда и по возможности обходит скалу стороной. По другой легенде огонь в пещере зажигался специально, неведомой никому силой и служил маяком для проходящих по долине караванов. Первые сведения об этом феномене появились в отчете капитана английской службы Янгсбенда, путешествовавшего по Памиру в 1889— 1891 годах.

Но лишь в конце 20-х годов нашего столетия посетившие Рангкульскую котловину участники Памирской экспедиции смогли разгадать причину необычного светового эффекта. Оказалось, что пещера одним своим выходом ориентирована в сторону озера, а наклонный свод ее покрыт беловатым налетом известковой пыли. В безоблачные ночи лунный свет, отраженный поверхностью озера, попадает в пещеру и, преломившись светлым сводом ее, высвечивает второй выход. Все это и создает иллюзию огня, видимого издалека, главным образом со стороны, противоположной озеру. Кстати, такой же эффект может возникать и при отражении света от заснеженных склонов позади пещеры. Но дело не только в редкостном сочетании морфологии пещеры и атмосферных явлений, и собственно не ради легенд мы вспомнили о Чирокташе. При позднейших посещениях на полу пещеры, примерно в средней части была обнаружена хорошо окатанная известняковая галька. Чудом уцелевшая в таком крохотном отверстии (длина всего 6—7 метров, при высоте 1 — 1,5 метра), эта галька безошибочно указывала на происхождение пещеры. И заверения, сделанные в 1915 году одним из первых спелеологов Средней Азии И. Кастанье, о ветровом образовании отверстия, сейчас, конечно, нужно признать ошибочными. Нет никакого сомнения, что пещера представляет собой лишь часть подземного канала, выработанного некогда водой, быть может даже целой рекой.

Примечательно, что все три пещеры, о которых мы рассказали, ориентированы и наклонены в сторону озерной котловины под углом в среднем 10—15°. В то же время они занимают очень высокое положение над современным урезом воды в Рангкуле и Шоркуле. Причем абсолютная отметка входа—устья тем выше, чем дальше расположена пещера от озер. Ближайшая же к ним Чирокташ «повисла» над зеркалом вод на высоте около 120 метров. Вот и получается, что заполнявшая пещеру река должна была падать с такой огромной высоты, чтобы влиться в озеро. Но это маловероятно, ибо каждая река, текущая по поверхности или под землей, стремится сделать свой продольный профиль таким, чтобы он максимально приближался к уровню воды в устье, в месте впадения в какой-нибудь крупный водоем.

Такой «областью разгрузки», как говорят геологи, в данном случае могла быть только Рангкульская котловина. Но уровень воды в ней должен был находиться выше нынешнего минимум на 90—100 метров. В итоге наши рассуждения неизбежно приводят к мысли о том, что раньше котловина была заполнена гигантским озером. К нему-то и устремляли свои воды подземные ручьи и речки пещер Салакташ, Чирокташ и Мататаш. Нет, это не фантазия, поскольку есть и другие свидетельства высокого стояния воды в Рангкульской котловине. Это прежде всего донные осадки — глины, оставленные исчезнувшим озером и сохранившиеся вдоль северного борта котловины на высоте 70—80 метров. Они, конечно, уже давно затвердели (потому и дожили до наших дней), и сейчас представляют собой бурые, зеленовато- серые, отчетливо полосчатые горные породы. Возраст пра-озера еще не совсем ясен, вероятнее всего оно соответствовало одному из межледниковых четвертичной эпохи. После прорыва озерной плотины (следов ее не осталось, но судя по всему, она была моренной) котловина была углублена и расширена до нынешних размеров.

При описании карбонатного карста мы ограничились очень небольшим районом Памира, хотя красивых пещер на «крыше мира» довольно много. Это и знаменитый грот «Шахты» с наскальными рисунками каменного века, и многочисленные пещеры Юго-Западного Памира (Бикхунд, Тир и другие) известнякового массива Джарты-Работ в Аличурской долине. Но все они еще нуждаются в геологическом и особенно — спелеологическом изучении. Есть надежда, что и эти «белые пятна» в скором времени исчезнут с карты высочайшего в нашей стране нагорья.

Читайте далее:

По материалам Wikipedia