Памятники

n

Целебные свойства таджикской соли

Пещеры Ходжа Мумина интересны не только своей экзотикой, и надо полагать, что со временем они станут объектом изучения не только для спелеологов и биологов, но и для медиков. Дело в том, что насыщенный солью воздух подземных лабиринтов давно привлекает современную медицину как средство лечения разнообразных астматических заболеваний. Подобное лечение уже организовано в ряде районов страны. Для этой цели используются пока заброшенные соляные шахты, преобразованные в подземные клиники. Существуют они в Донецкой области, а также на Солотвинском соляном месторождении в Закарпатье. Но ведь и естественные пустоты, каких много в соляных структурах юга Таджикистана, также можно использовать для аналогичных процедур. Кстати, о целебных свойствах таджикской соли сообщалось еще в начале века. Жители кишлаков, располагавшихся вокруг Ходжа Мумина, как писал Д. П. Логофет в 1909 году, «считают это место святым, а воду ручьев целебною, благодаря чему здесь постоянно находятся больные, излечивающиеся часто совершенно соляными купаниями. Густая рапа, оседая на дно и окрестные скалы, покрывает все белым серебристым налетом, и кристаллы соли, сверкая на солнце, придают особенно красивый вид этому глухому уголку, врачующему людские недуги, вероятно, с самых отдаленных времен человеческого в этих местах бытия».

Но главная ценность соли, конечно, в ее роли как пищевого продукта. Казалось бы нет на Земле вещества более обычного, но вместе с тем — незаменимого для человека. Мы настолько привыкли к соли в повседневном быту, что порою забываем о непреходящем значении этого невзрачного, серовато-белого порошка в жизни людей. Уже много тысячелетий не только пищу человека, но и самое его существование невозможно представить без соли. И не будет преувеличением сказать, что этот естественный продукт был в ходу у людей задолго до появления первого каменного топора.

Как мы уже убедились на примере Ходжа Сартиса, каменная соль давно была в почете у местного населения, и слава о ней распространялась далеко за пределы Куляба. Здесь ее добывали с помощью специальных молотков, позволявших вырубать аккуратные, но достаточно весомые «шпалы», служившие своего рода меновым товаром. Такими «шпалами» нагружали ишаков и верблюдов и целыми караванами вывозили в Бальджуан, Каратегин, Гиссар и Дарваз. Любопытно, что аналогичные способы добычи соли в естественных обнажениях отмечались и в соседних районах Афганистана. По сведениям Марко Поло, знаменитого венецианского путешественника XIII века, «соль здесь тверда, ломают ее большими заступами, и так ее много, что хватит на весь свет, до скончания мира».

Кажется, нельзя придумать более емкие слова и для оценки запасов соли в месторождениях юга Таджикистана. Шутка ли, только для Ходжа Мумина эта цифра превышает 30 миллиардов тонн, а для Ходжа Сартиса и того больше—40 миллиардов тонн! Такого количества соли, разумеется, хватит не одному поколению наших потомков. Добывают соль сейчас, правда, в основном на Ходжа Мумине, но таким дешевым и удобным способом, что он не причиняет пока никакого вреда этому уникальному памятнику природы. Как и в прежнее время, соль здесь получают путем естественного выпаривания рассолов в специальных ваннах (сейчас они бетонные, а раньше выкапывались прямо в земле). И как можно догадаться, основным объектом эксплуатации в этом случае является уже не каменная соль, а те самые родники, вытекающие у подножия купола. Под действием солнца вода испаряется, и на дно искусственных водоемов выпадает чистейшая поваренная соль. После ее сбора воду из ручьев вновь подводят к ваннам, и так продолжается в течение всего летнего сезона, от мая до сентября.

Аналогичные способы добычи самосадочной соли издревне культивировались и во многих других районах Таджикистана: в Шаартузе, Кабадиане, в районе Обигарма, в долине Кафирнигана (ручей Ходжа Икан). Согласитесь, что технология эта настолько же немудрена, насколько талантлива. В ней повторены те самые природные процессы, о которых мы говорили в начале главы на примере солеродных морских и озерных бассейнов.

Патриоты Ходжа Мумина — рабочие сользавода и все окрестные жители — утверждают, что нигде больше нет такой вкусной и облагораживающей любое блюдо соли. И в этом с ними нельзя не согласиться — соль Ходжа Мумина на самом деле и чиста, и содержит много микроэлементов, очень нужных человеческому организму. Правда, в магазинах мы ее чаще видим серой и грубозернистой, в непритязательной упаковке, на которой значится — «Восейский сользавод». Но внешний невзрачный вид этой соли обманчив, поскольку любая соль кажется тем белее, чем она тоньше размолота. Хотя, конечно же, хочется видеть и нашу таджикскую соль, без преувеличения знаменитую и легендарную, в соответствующем торговом оформлении.

Сегодня трудно предположить возможные направления дальнейшего использования ходжамуминской соли. Сользавод увеличивает свои мощности, на теле купола уже появился первый открытый карьер по добыче «лизунца» — кормовой соли для домашнего скота. А если еще вспомнить, что природные соли все активнее вытесняют нефть и уголь как сырье для химической промышленности, то перспективы Ходжа Мумина рисуются довольно мрачными. Но не будем забегать так далеко и станем все же надеяться, что для подобных целей будут использованы не менее колоссальные запасы соли других месторождений, коими не обделена природа Таджикистана. Будем надеяться и верить, что такой редкостный уголок неживой природы, как соляной купол Ходжа Мумин, уже отдавший и еще отдающий посильную дань республике, будет сохранен в неприкосновенности как уникальный памятник создавшей его природе.

Читайте далее:

По материалам Wikipedia