Памятники

n

Легенда «Кампырчик»

Сам завал не столь внушителен, как, например, Усойский, хотя его полные размеры довольно значительны: мощность 100—110 метров, а длина более 4 километров. Обрыв произошел с левого берега реки Аличур; масса громадных обломков величиной до 10—12 метров завалила не только долину, но была переброшена даже на правый берег. Вероятнее всего, начало заполнения озера в чем-то напоминало нынешнюю ситуацию на Сарезе: вода некоторое время фильтровалась через тело завала, но затем плотина была прочно заилена и вода стала переливаться через ее южный опущенный край.

Так что в отношении прорыва Ящилькульский завал никаких опасностей не вызывает, тем более, что уровень воды в озере на протяжении многих десятилетий остается абсолютно постоянным. В том месте, где Яшилькуль сбрасывает свои воды через завал, появляется новая река — Гунт. Образуя множество невысоких водопадов, перемежаемых мелкими озерками, Гунт быстро и спокойно преодолевает завал и, собрав свои воды в едином русле, стремительно уносится к Пянджу. Длина его свободного пробега до устья, находящегося уже на высоте 2200 метров, составляет около двухсот километров.

Каков же возраст завала? В отличие от Сарезского время Яшилькульского землетрясения, повлекшего за собой обвал, не зафиксировано ни очевидцами, ни письменными документами. Впервые озеро Яшилькуль появилось на географических картах, опубликованных в 1760 году. Но совершенно очевидно, что оно существовало и до этого времени. Очень любопытную легенду, поведавшую обстоятельства многовековой давности, записал со слов местных жителей известный географ Н. Л. Корженевский, посетивший эти места в 1923 году. Легенда эта связана с местным названием небольшого крючкообразного полуострова на северном берегу Яшилькуля — «Кампырчик» (старуха):

«Лет триста тому назад на месте нынешнего озера был большой и богатый кишлак. Раз вечером приходит в него усталый человек и просит пустить его ночевать. Но сколько дворов старик не обошел, никто его не пустил к себе в дом. Наконец, он постучался в последнюю, самую бедную хижину. Здесь его приютила одинокая старушка и накормила, сварив последнюю курицу. Рано утром странник встал и сказал старухе: «Кампырчик, уходи отсюда на гору». Та послушалась и вышла из дому. Только старуха взобралась на скалы, как хлынула вода и поглотила кишлак со всем населением. И еще совсем недавно, говорят киргизы, по ночам было слышно, как в глубине озера лают собаки и ревут верблюды. Теперь это все прекратилось».

Легенда, конечно, ничего не проясняет в нашем вопросе, но наталкивает на мысль, точнее — допущение, что люди могли быть очевидцами катастрофы. Ведь о Сарезе, несмотря на его молодость, уже сложены тоже весьма далекие от действительности предания. А восходят они чуть ли ни к первым дням землетрясения. Так, уцелевший от катастрофы старик из кишлака Усой (он в ночь трагедии случайно находился в соседнем кишлаке), стал рассказывать всем, что избавлением от гибели своей обязан аллаху. Накануне обвала к нему явился какой-то старец и приказал покинуть родной кишлак. Как видите, в этой легенде повторяется тот же самый мотив*.

* Продолжая тему легенд и несколько отвлекаясь от основного повествования, стоит упомянуть и о слухах, которые упорно распространяются местными жителями в отношении огромного животного, проживающего в озере Яшилькуль. Животное именуется у киргизов Тюя-су — «водяной верблюд». Эти сведения, до сих пор не проверенные, мы находим и у китайского путешественника Сюань-Цзана (VII век), и у этнографов нашего времени — М. С. Андреева и А. В. Станишевского.

Читайте далее:

По материалам Wikipedia