Памятники

n

Сарезский феномен

На Памире много рек, носящих двойные, а то и тройные названия. Так бывает, когда одна и та же река получает новое имя после слияния с очередным крупным притоком. Даже всем известный Пяндж, прихотливо описывающий контуры Советского Памира с юга и запада, в верхнем течении называется вначале Панч, а затем — Памир. Другая памирская река Мургаб берет начало в Афганистане и вплоть до поселка Мургаб именуется Аксу. На широте Музкольского и Базардаринского хребтов выделяется собственно река Мургаб, а после слияния ее с Кударой получается Бартанг. Но иногда можно услышать, что Бартанг вытекает из Сарезского озера. Нет ли здесь путаницы? Оказывается, нет, и виной тому гигантский завал, запрудивший реку Мургаб и превративший более чем 70-километровый отрезок ее долины в новое озеро.

Случилось это около полуночи 18 февраля 1911 года. Правобережная часть долины Мургаба у кишлака Усой в один миг рухнула вниз, обнажив полосчатое чрево горы на высоту более полутора километров. Обвал произошел в самом узком месте долины, называвшемся таджиками Тор Парин. Сила его была так велика, что мелкие камни разлетелись на 10—15 километров вокруг, а огромные глыбы весом в несколько тонн оказались отброшенными на расстояние 3—4 километра. Высота каменной «пробки», закупорившей ущелье, составила более 700 метров, а ширина ее в верхней части оказалась равной почти трем километрам. Невиданная по своим размерам катастрофа усугубилась eщe и тем, что под завалом был погребен кишлак Усой, со всем своим населением. Случайно уцелели лишь 4 человека, выехавшие за пределы родного кишлака. Таким образом, очевидцев трагедии практически не было, только жители кишлака Сарез, расположенного в долине Мургаба в 5 километрах выше по течению, могли в течение нескольких дней наблюдать густую завесу пыли и слышать грохот продолжавшихся камнепадов. В самом Сарезе никто не пострадал, но в кишлаках при слиянии Кудары и Бартанга были разрушены многие кибитки и погибло около 40 человек. Западнее кишлака Пасор, в долине Кудары, с Музкольского хребта сорвался большой висячий ледник и завалил реку. Жителям пришлось спешно перебираться на более высокую тeррacу.

Сейчас это может показаться странным, но начиная с первого обследования Усойского завала (а оно было сделано в декабре 1911 года немецким геологом Арведом Шультцем), и вплоть до 50-х годов в ученом мире продолжались дискуссии о причинах катастрофы. Собственно все споры сводились к одному: произошел ли обвал сам по себе, из-за неустойчивости склона, или же его вызвал подземный толчок. Сторонники первой гипотезы старались доказать, что даже если землетрясение и имело место, то оно было вызвано сильнейшим ударом каменных масс в дно и борта долины. Действительно, науке известны случаи, когда крупные обвалы вызывали сотрясения почвы, но такие колебания, как правило, бывают местными и не распространяются на большую» площадь. Что же касается усойской катастрофы, то отзвуки ее были зафиксированы не только на Памире, но и за тысячи километров от Таджикистана, на берегу Балтийского моря. В Пулковской обсерватории приборы, регистрирующие малейшие колебания земной поверхности сейсмографы, отметили смещение почвы почти на 100 микрон.

Сомнений не было, и все последующие изыскания подтвердили эту точку зрения — на Памире произошло крупное землетрясение, интенсивность которого по современным оценкам составила около 9 баллов. Оно и послужило причиной внезапного обрушения колоссальных масс горных пород в долину реки Мургаб. Эпицентр землетрясения за давностью лет установить непросто, однако на всех нынешних сейсмологических картах Таджикистана район Усойского завала отнесен к наиболее сейсмоопасным. И причиной тому не только события 1911 года. Сейчас установлено, что кроме Усойского, в ближайших к нему окрестностях, имеются древние завалы на реках Лянгар, Кудара, Танымас, Кокуйбельсу и Западный Пшарт. Все они произошли в доисторическое время и по объему намного уступают Усойскому. Но важно другое—нахождение этих завалов в одном ограниченном районе свидетельствует о непрекращающихся здесь тектонических движениях, об очень неспокойной «жизни» хребта Музкол по крайней мере на протяжении нескольких сотен тысяч лет.

На озере Каракуль, скованном зимним льдом, поднялся водяной вал. Он сорвал покров льда полутораметровой толщины и хлынул, затопив низменный берег. Лед был выброшен из озера более, чем на полкилометра.

Читайте далее:

По материалам Wikipedia