Памятники

n

Гиппуровая кислота в мумиё

Описанные выше условия нахождения мумиё несомненно выдвигают в качестве основного источника этого вещества продукты жизнедеятельности грызунов (ибо никаких признаков нефтеносности или современной вулканической деятельности на Памире нет). Эти юркие животные, кстати, отличаются необыкновенным постоянством в посещении одних и тех же мест, облюбованных, ими еще с момента поселения первых колоний. По этой причине слои фекальных остатков, накопленных в глубине пещер и трещин, могут достигать толщины в несколько десятков сантиметров. В условиях ограниченного доступа воздуха (а в высокогорье он и так достаточно разрежен), при относительном постоянстве температур и влажности, с течением времени, надо полагать, начинается брожение помета грызунов. Процесс этот широко распространен в природе, сталкиваемся мы с ним в повседневной жизни, например, при скисании молока и приготовлении кефира. В результате брожения могут разлагаться (или как говорят — расщепляться) даже весьма прочные углеводородные вещества. И происходит это благодаря влиянию непременных участников брожения микроорганизмов или их ферментов (белков-катализаторов). Удивительное совпадение — в препаратах мумиё действительно были открыты быстро размножающиеся, микроскопические грибковые культуры. И сделали это ученые-биохимики из Душанбе. Они же впервые открыли в составе мумиё и гиппуровую кислоту, вырабатываемую в печени большинства животных.

Экстракт мумиё, возникающий в процессе брожения, скапливается в нижней части фекального слоя и частично перетекает на свободное пространство, образуя слоистые пленочки и наросты на поверхности скальных пород. Способностью мумиё быстро разжижаться при повышении влажности и так же быстро отдавать влагу при высыхании объясняется, по-видимому, и появление его на сводах пещер. Собственно говоря, это эффект того же испарения, но только очень медленного и скорее всего — периодического. Выделявшаяся из массы фекальных остатков часть экстракта является наиболее чистой от механических примесей и по существу представляется собой то самое «мумиё-асиль» в прямом значении этого слова (т. е. превосходное, качественное).

Итак, брожение приводит к биосинтезу основных углеводородных компонентов мумиё. Теперь о микроэлементах. Они скорее всего заимствуются у растений, коими питаются грызуны, и в процессе экстрагирования мумиё лишь пассивно накапливаются в нем, незначительно увеличивая первоначальные концентрации. По подсчетам киргизских ученых, в питании пищух насчитывается не менее 50 видов растений, причем многие из них лекарственные. Любопытно также, что при отмирании или повреждении некоторых растений, как выяснили специалисты из Харькова, образуются вещества, спектр биологических свойств которых сходен с мумиё. А при исследовании, например, некоторых видов лишайников Северного Таджикистана из них были извлечены органические вещества, по составу близкие мумиё, и получен примерно тот же набор микроэлементов. Вот и выходит, что роль собственно геологических факторов в образовании мумиё в общем незначительна. Она сводится, пожалуй, лишь к трем моментам.

Во-первых, растения поглощают микроэлементы из почв, на которых они произрастают (а почва — образование геологическое). Во-вторых, какая-то часть микроэлементов переходит в мумиё из вмещающих пород. Ну, и наконец, эти же породы являются единственным и надежным вместилищем скоплений драгоценного экстракта. Но, учитывая все это, а также значительную продолжительность образования мумиё, описываемый природный продукт вполне можно отнести к разряду полезных ископаемых. Ведь известны же целые месторождения таких органо-минеральных соединений, как, например, гуано (азотно-фосфорные удобрения из помета морских птиц).

К слову сказать, грызуны, которым мы отвели достаточно много места в нашем разговоре, вероятно, не являются единственными виновниками образования среднеазиатского мумиё. Об этом косвенно свидетельствуют данные, полученные недавними наблюдениями на Памире, а также названия отдельных разновидностей мумиё в Киргизиии — «архар-таш», «кийик-таш», «улар-таш». Складывается ощущение, что целебная смола, при соблюдении всех необходимых условий, может возникать из помета и некоторых других травоядных животных, обитающих в Средней Азии. Конечно же зоогенная гипотеза еще далека от совершенства и страдает рядом слабых мест. Но именно поэтому в изучении мумиё в последние годы намечается прочный союз не только медиков и геологов, но также химиков, зоологов, биохимиков, ботаников. И недалеко то время, когда и все оставшиеся загадки древнего бальзама будут раскрыты, а препараты на его основе будут вполне доступным и надежным лекарственным средством.

Читайте далее:

По материалам Wikipedia