Памятники

n

Очерк Шугнана

Среди перечисленных месторождений лазурита мы не упомянули еще об одном, самом молодом по времени открытия, находящемся на территории нашей республики, в снежных горах Западного Памира. Но вначале несколько слов предыстории. Уже давно было подмечено, что мраморно-гнейсовые толщи афганского Бадахшана, практически сохраняя свою структуру и состав, «переходят» с левого борта долины реки Пяндж на правый и слагают большие пространства в пределах Ишкашимского и Шахдаринского хребтов. Впервые предположение о возможности находок лазурита на территории Советского Памира облек в форму рабочей гипотезы, пожалуй, минералог Н. Лабунцов, побывавший в 1928 году в Афганистане, но, кстати, так и не получивший разрешения падишаха посетить лазуритовые копи. Сравнивая список минералов афганского Бадахшана с известными минералами Западного Памира, этот ученый говорил, что «за исключением лазурита, …в Бадахшане встречаются те же минералы».

В то же время ходили упорные слухи о том, что где-то в высотах Памира таджики очень давно собирали этот камень и держали в секрете место его нахождения. Об этом писали английские путешественники начала XVIII века, и уж совсем конкретно об этом сообщает военный инженер А. Серебренников, участник похода капитана А. Скерского в долину реки Шахдара. В 1894 году отряд Скерского освободил маленькую крепость Рошткала, последний оплот афганцев, захвативших земли по долине этой реки и поработивших население Шугнана*. В своем «Очерке Шугнана» А. Серебренников пишет: «На реке Бадомдара добывали камень голубого цвета, по всей вероятности, ляпис-лазурь, носящий название по-таджикски «ладживоор». Об этом сохранились только лишь одни рассказы, и даже старики не знают о месте добывания этого минерала, давшего название одному из ущелий — Лядживордара».

В 1930 году на поиски лазурита отправился небольшой отряд геологов, возглавлявшийся неутомимым исследователем Памира, человеком одержимым, горячо верившим и в научный прогноз, и в свою счастливую звезду — Георгием Лазаревичем Юдиным. Его спутниками были геолог А. В. Хабаков и писатель П. Н. Лукницкий, автор увлекательных книг и рассказов о Памире. Задуманное предприятие было бы немыслимо без поддержки таджиков-памирцев, ибо в те годы ни на одной карте не существовало такого названия, как Ляджвардара. Позже выяснилось, что Ляджвардара — речка, зажатая в гигантской теснине почти у водораздела Шахдаринского хребта — является левым притоком реки Бадомдара. Последняя же несет свои воды в красивейшую долину Западного Памира, занятую рекой Шахдара, и впадает в нее около кишлака Барвоз.

Неведомое никому место добычи памирского лазурита, по рассказам шугнанцев, считалось священным, недоступным и даже гибельным. Говорили они, что с давних времен его охраняет высокая скала, пройти которую неневозможно. По преданию даже «сиахпуши» (огнепоклонники), приходившие из Индии, не смогли подняться на нее и потому потребовали у местных жителей невинных мальчика и девочку для жертвенного костра. Шугнанцы — мирный народ, выполнили это требование; и сиахпуши долго пели и молились своему богу у костра. Затем они порезали скот и, прикладывая мясо к стене (а на такой высоте оно быстро примерзало к камню), поднялись наверх. Но когда не хватило скота и «кафиры» (неверные) стали резать живых людей, тогда шугнанцы не выдержали — они перебили всех пришельцев. С тех пор никто не пытался добывать «ляджуар» в истоках священной реки…

* Шугнаном называется район Западного Памира, охватывающий долины рек Гунт и Шахдара, а также разделяющий их Шугнанский хребет.

Читайте далее:

По материалам Wikipedia