Памятники

n

Врачеватели о мумиё

Единства мнений об источниках мумиё, таким образом, в древности не существовало. Обычно оно описывалось как загадочный продукт, возникающий из подземных «паров», которые поднимаются к поверхности земли по трещинам в скалах и охлаждаются под действием низкой температуры окружающего воздуха. В летнее время застывшая масса разогревается и мумиё появляется на поверхности камней, образуя натеки и сосульки. В ряде районов (в Индии, Афганистане) мумиё иногда отождествляли с высохшим рыбьим жиром или соком деревьев.

По мере накопления знаний о ценнейшем природном бальзаме, неоднократно делались попытки классификации известных разновидностей мумиё. Однако сейчас эти классификации читаются с большим трудом, и чем ближе к нашему времени, тем сложнее понять, что же скрывалось в действительности под термином «мумиё-асиль», какое из разнообразнейших по происхождению и названиям веществ, упоминаемых в древних трактатах, являлось тем самым «элексиром жизни». Вот, например, образец синтеза различных взглядов на происхождение мумиё, сделанный ученым XIX века Мухаммадом Тохиром. Этот автор приходит к выводу, что существует четыре разновидности мумиё; «ископаемое» (магдани), «каменное» (хахари), «растительное» (шами) и «человеческое» (инсони), или «могильное» (кубури). Если в отношении первых трех разновидностей можно строить только догадки, исходя из вышеупомянутых гипотез, то о «человеческом» мумиё Тохир говорит вполне определенно.

С целью приготовления этого мумиё еще в Древнем Риме трупы погибших людей смазывали уксусом в смеси с медом, смолой и соком алоэ и помещали в сосуды на длительное время. В итоге получалась «черная, блестящая, липкая и очень вонючая масса», которую использовали при переломах костей и считали, что она обладает теми же свойствами, что и мумиё природное. К консервации и мумификации людей, а также умервщленных собак нередко прибегали в различных странах Востока и в Египте вплоть до XVIII века. Французский врач Гий де ля Фонтен, совершивший в 1564 году путешествие в Египет, упоминает в своих записках о встрече с торговцем, который показал ему 40 разновидностей мумиё, приготовленных главным образом из тел мертвых рабов.

Справедливости ради все же следует отметить, что большинство средневековых авторов и исследователей мумиё, несмотря на очевидную многозначность этого понятия, тем не менее четко разграничивали мумиё искусственное и натуральное (природное). И поэтому, вероятно, итальянский ученый XVI века Амбруаз Парэ запрещал употреблять мумиё в больших дозах, поскольку ни врач, назначающий это лекарство, ни аптекарь, его продающий, ни сам пациент, ничего не знают о происхождении мумиё и его дозировке.

И тем не менее мумиё во все времена, вплоть до наших дней, считалось чуть ли не панацеей от всех болезней. Хвалу и славу ему воздают не только многочисленные переписчики, поэты древности, но и такие знаменитые представители таджикско-персидской медицины, как Абубакр Раби аль-Бухарои (X в.), Мухаммад Закариё Рази (IX—X вв.), Абуали ибн-Сина (X—XI вв.), Абу Рейхан аль Бируни (X—XI вв.) и многие другие. Учеными древности указываются способы приготовления и применения этого продукта при лечении отравлений, вывихов, таких болезней, как полиомиелит, мигрень, эпилепсия, паралич лицевого нерва, язва желудочно-кишечного тракта и так далее, вплоть до хронического алкоголизма.

Для внутреннего употребления мумиё назначали не в чистом виде, а, как правило, в смеси с медом, с салом коровы, медведя, волка, соком паслена, зеленого винограда, тмина, петрушки, желтком яйца, маслом кокосового ореха, чечевицей, солодовым корнем и тому подобными компонентами животного и растительного происхождения. Несмотря на расхождения некоторых рецептов и назначений, все древние медики в один голос превозносили мумиё как незаменимое средство при заживлении костных переломов. Вот слова, принадлежащие Авиценне: «Что же касается лекарства, которое [больной] принимает для сращения костей, то горный воск [помогает] изумительно».

Читайте далее:

По материалам Wikipedia