Памятники

n

Мумиё древности

Следует заметить, что уже в древности существовало несколько разновидностей, или, по крайней мере, несколько названий мумиёподобных продуктов, происходивших из разных мест и обладавших каким-то особым признаком. Так, например, известно о «мумиё-саладжиди» и «саладже» (индийское мумиё); в Бирме мумиё называлось «чаотуй» («кровь горы»), в Монголии и Забайкалье — «бракшун» («сок скал»), арабы именовали его «аракул-джибол» («горный пот»), туркмены — «мумногай». В тех случаях, когда истинность и высокое качество продукта не вызывали сомнений, прибавлялась приставка «асли» или «асиль» (мумиё «настоящее, наилучшее»).

По утверждению древних медиков, высококачественное мумиё должно быть блестящим, мягким, обладать чистым черным цветом. По определению же других авторов мумиё пахнет нефтью; третьи отстаивали какой-то особый, специфический запах природного бальзама. Существовали, кроме того, более тонкие способы определения качества мумиё. По словам Бируни, например, «мумиё растворяют в смеси масла и уксуса и мажут этим рассеченную печень [барана]; затем пробуют печень ножом, и прочность соединения будет признаком его высокого качества». К подобным опытам, если верить летописцам, прибегал еще древнегреческий ученый Аристотель, живший в IV веке до нашей эры.

Нетрудно заметить, что в перечисленных выше названиях-синонимах часто обозначается принадлежность мумиё к горам, скалам, точнее, к горным породам. Эта особенность долго служила, да и сейчас не утратила своего значения в качестве главного поискового признака на мумиё. Средневековые авторы сообщают, что мумиё вытекает из скал, подобно клею из дерева. Источники мумиё обнаруживали по пятнам на камнях. Делали в скале зарубки, трещины. Через некоторое время эти места проверяли и если находили просочившееся мумиё, брали его вместе с камнями, растворяли в воде и использовали… Мумиё появляется из разломов камней. Чтобы получить больше мумиё, разжигали в пещерах костры возле щелей. От огня мумиё плавилось и на поверхности камней образовывалась корка, которую счищали.

Ценность мумиё во все времена была чрезвычайно высокой не только благодаря его чудодейственным свойствам, но и большой редкости, ничтожно малому, и, по всей вероятности, медленному накоплению. Древние рукописи отмечают, что в местах многолетней добычи мумиё ежегодно собирали в лучшем случае около килограмма этого ценного продукта, обычно же сборы ограничивались «150—200 золотниками» (640—850 граммов) или куском, объемом с некрупный плод граната, и «не было известно, чтобы кто-нибудь получал его в больших количествах». Поэтому, несмотря на широкую известность природного бальзама, мумиё всегда оставалось привилегией людей богатых и знатных. Запасы его строжайше оберегались, а в сокровищницах царей и эмиров оно хранилось за семью печатями. Даже в начале нашего столетия крупинка мумиё в Фергане обходилась не дешевле одного рубля золотом.

Наблюдательность средневековых естествоиспытателей и врачующих с помощью мумиё табибов (медиков, знахарей) подсказывала им сходство этого продукта с некоторыми широко распространенными и известными древней медицине веществами. Так великий Авиценна (Абу али ибн-Сина) в своем «Каноне врачебной науки» писал, что «мумиё — горный воск [т. е. озокерит]. У горного воска та же сила и то же качество, что у зифта и твердых и жидких битумов, смешанных вместе, но только он приносит большую пользу». Поэтому в трактатах ибн-Сина наравне с названиями «мум», «абин» (от Оин), «мумийя», фигурируют естественные углеводородные производные нефти, такие, как «кир», «кир иудейский» (асфальт), «чараг-санг» и другие. У Бируни мы встречаем сходную точку зрения на способ образования мумиё. «Мумиё, — писал он, — это горная смола, в некоторых отношениях оно соответствует амбре и ароматическим смолам».

Однако, наряду с этим, Бируни, ссылаясь на своих современников, сообщает: «Пчелы запечатывают свой мед и детву воском, покрывают запечатанное место чем-то очень черным с острым запахом, похожим на воск. Вот это одно из сильнейших лекарств от ушибов и ран; оно дорогое и редкое, и по-персидски называется мумиё». Здесь, вероятно, Бируни путает мумиё с пчелиным клеем-прополисом, также обладающим лечебными свойствами. Кстати, от подобного заблуждения не избавились и многие современные авторы, связывающие мумиё с жизнедеятельностью пчел или даже с ископаемым пчелиным медом. Но к современным гипотезам мы перейдем чуть позже, а пока продолжим исторический обзор.

Читайте далее:

По материалам Wikipedia