Памятники

n

Генезис мумиё

После такого обзора читателю, вероятно, уже стали понятны мотивы некоторого «замораживания» мумиё как лечебного препарата современной медицины. Неполнота сведений о составе мумиё, отсутствие твердых эталонов еще не позволяют говорить что-либо определенное и, тем более, однозначное о мумиё «вообще». Ведь с каждым годом у мумиё появляется все большее число «двойников»: это и мумиё-бракшун (забайкальское), и упоминавшиеся нами алтайская и антарктическая разновидности, кабардино-балкарское мумиё, «мумиё-слезки» и «мумиё-фиатдони» Кавказа. А сколько расхождений, мыслимых и немыслимых точек зрения о происхождении этого продукта! Начнем с того, что примерно половина из ныне существующих гипотез является несколько видоизмененными вариантами старых идей, высказанных еще в древности.

По-прежнему претендуют на существование теории растительного, «пчелиного» и альгоритного (нефтяного) происхождения. Что касается растительности, то она как потенциальный источник мумиё у разных авторов весьма различна: в одних случаях это арча или можжевельник, в других — мхи и лишайники, в третьих — всем нам хорошо известное тутовое дерево. Из новорожденных гипотез следует отметить высказанное относительно недавно предположение о вулканическом (!) образовании мумиё, а также мысль о формировании его скоплений подземными минерализованными водами. И уж совсем свежая идея — мумиё как продукт сжигания древесины; проще говоря — копоть от пещерных костров, разжигавшихся людьми чуть ли не в каменном веке.

Конечно же любое толкование данного вопроса, высказанное в форме гипотезы, имеет право на существование, тем более, что специальных исследований генезиса (происхождения) мумиё почти не проводилось, а часть высказанных соображений принадлежит энтузиастам-одиночкам, попросту говоря — дилетантам. И все было бы не так страшно, если бы разнотолки не наводили тень на предмет нашего разговора, не вызывали недоверия к этому бесценному дару природы (вспомните начало нашего рассказа — в этом как раз и кроется одна из причин медленного продвижения мумиё к широкому потребителю).

Но путь к истине не всегда прост, тем она и дорога. Начиная с середины 60-х годов и особенно в последние годы, в исследовании мумиё отчетливо проявляется еще одна тенденция, связывающая процесс образования природного бальзама с жизнедеятельностью животных организмов. И мы не случайно обратили внимание на присутствие в составе мумиё чисто зоогенных компонентов— гиппуровой кислоты и мочевины. Дело в том, что давно уже было подмечено постоянное соседство природных скоплений этого вещества с пометом различных животных. И неспроста у разных народов бытовали представления о связи мумиё с пометом то обезьян (в Индии), то белок-летяг (в Сибири), то летучих мышей и буревестников. Что же касается Средней Азии и, в частности, Таджикистана, то здесь основными «производителями» мумиё являются, судя по всему, мелкие грызуны.

Таджикистан… Край, где о мумиё знают не отвлеченно, а знакомы с ним издревле. В самых разных местах республики это слово прочно вошло в географические названия: Гори-мумиё (пещера в районе Пенджикента), Мумиё-камар (пещера в верховьях реки Ширкент в Гиссарском хребте), Кухи-мумиё (гора в долине Шахдары на Западном Памире). И, пожалуй, нет такого района в Таджикистане, где мумиё не встречалось бы вовсе. Общеизвестными по несомненной истинности и хорошему качеству сырья стали, например, зеравшанские источники мумиё. Именно здесь производились первые сборы для клинических испытаний в Душанбинском мединституте, подтвердившие высокую биологическую активность препарата. Но мы, как и условились ранее, поговорим о Памире — настоящем полигоне для всестороннего исследования местонахождений мумиё.

Читайте далее:

По материалам Wikipedia