Памятники

n

Шесть горизонтов «ископаемых лесов»

Т. А. Сикстель выделила на территории месторождения шесть горизонтов «ископаемых лесов». Встречаются они почти во всей толще юры как на правом, так и на левом борту Ягноба. Общее количество стволов, захороненных в вертикальном положении и несущих остатки корневых систем, по самым скромным подсчетам составляет здесь не менее 80. Деревья выполнены железистыми минералами — гематитом и сидеритом. Наиболее крупные стволы имеют высоту до 3 — 5 метров, а диаметр около одного метра. Здесь же можно найти целые «кладбища» хвощей, вертикально стоящие стволики которых достигают 3—5 сантиметров. Леса и хвощевые заросли погибали на различных стадиях своего роста и развития и, по-видимому, от разных причин.


Ископаемые отпечатки листьев в юрских углях Равата

Ископаемые отпечатки листьев в юрских углях Равата


Чаще всего они погребены в песчаных и глинисто-гравийных наносах, связанных, вероятно, с крупными селями и грязевыми потоками, спускавшимися по речным долинам с близлежащих гор. В результате этого целые лесные массивы оказались занесенными обломочным материалом настолько, что рост деревьев не мог уже продолжаться и они подверглись гниению или высыханию. Законсервированные части стволов со временем были замещены минеральными соединениями, сохранившими не только внешнюю скульптуру древесины, но часто и годичные кольца роста. Не все деревья могли выстоять под натиском стихии и очень многие оказались поваленными. Таких лежачих стволов, пожалуй, еще больше и размеры их нередко оказываются поистине гигантскими. Один из таких гигантов располагается по соседству с обнажением, где описаны следы динозавров. Полная длина этого исполина достигала 12 метров, а диаметр составляет 40—50 сантиметров.

Сейчас раватское «дерево» стало короче, часть ствола разрушилась и упала на дорогу. Но полюбоваться им еще можно, как это делают многие проезжающие. А вот следам динозавров пришлось гораздо хуже. Было бы не так обидно, если бы они пострадали от естественных причин, хотя и это для подобных памятников просто недопустимо. Местонахождение вновь (в который раз!) подверглось варварскому уничтожению. Других слов не придумаешь, поскольку лучшие из найденных в последние годы отпечатков бесследно исчезли. На их месте остались только вмятины от зубил и дырки от перфораторов. Но браконьеры (просто любителями сувениров их уже не назовешь), увы, остались неизвестны…

В Золенгофене, с которого мы начали этот рассказ, есть памятник найденной здесь птице — археоптериксу. Это скорее даже не памятник, а символ, дань человека природе, которая обогащает людей и бескорыстно служит их всевозможным потребностям. Раватские следы и «каменный лес» несомненно служат таким потребностям и прежде всего — интересам науки. Эти памятники неживой природы должны одновременно стать и памятниками бережного отношения к ней, чтобы, пройдя сквозь десятилетия, рассказать потомкам о далеком прошлом нашей планеты.

Читайте далее:

По материалам Wikipedia