Памятники

n

Горы Буттама

В одном все же древние историки и путешественники были безошибочны и единодушны: «горы Буттама» во все времена являлись одним из главнейших горнорудных центров Азии по добыче нашатыря и серы, этих незаменимых средств древней алхимии и медицины*. В связи с этим вспомним еще раз о крепости Сарводи, развалины которой доживают свой век в окружении новостроек в устье реки Пасруд. К этой крепости с разных сторон ведут тропы, одна из них начинается у старого моста через Фандарью и поднимается к «горящим копям». На этой тропе, изобилующей многочисленными оврингами и имеющей ширину до полутора метров, еще и сейчас можно обнаружить старые подковы, говорящие о былой приспособленности ее к вьючному движению. В самой же крепости в недавнем прошлом были найдены истертые жернова, каменные ступы и ванны-отстойники для обогащения серно-нашатырных руд. Эти находки, а также многочисленные исторические данные говорят о том, что крепость Сарводи длительное время служила местом сосредоточения продуктов угольных «пожаров».

На протяжении нескольких веков (по некоторым данным Сарводи существовала уже в VIII—X веках) отсюда осуществлялось и монопольное владение всеми серно-нашатырными и квасцовыми копями Ягноба. По свидетельству А. П. Федченко, «горящие копи» Кухи Малика (а перевод этого названия говорит сам за себя — «гора господина») еще в прошлом столетии составляли правительственную регалию. К ним был приставлен «канбан» (должностное лицо), оставшийся от времен бухарского владычества; в его обязанности входило «наблюдать за неприкосновенностью камней и сбором налета в известные периоды». Правда, уже с середины XIX века роль крепости Сарводи, как единоличного хозяина копей, становится менее заметной, а к началу нынешнего столетия крепостные постройки приходят в полное запустение. Вероятно именно с этого времени горно-обогатительные промыслы потеряли централизованное управление и целиком переместились в окрестные кишлаки.

Мы закончили рассказ о еще одном уникальном памятнике природы Таджикистана — угольном «пожаре» в урочище Кухи Малик. Он занимает особое место в ряду прочих достопримечательностей нашего края, предоставляя широкие возможности для дальнейших геолого-минералогических и историко-археологических исследований. «Горящие копи» в будущем могут оказаться идеальной природной лабораторией для стационарного изучения такого редкого и коварного явления, как подземные «пожары» угольных месторождений. Не менее привлекательным кажется и дальнейший анализ своеобразной минералогии «пожара», сближающей его с современными областями вулканической деятельности.

Тщательное же археологическое изучение участков потухших угольных «пожаров» позволит выявить новые места древних горнорудных промыслов в долине реки Ягноб. Исторические исследования, кроме того, могли бы приоткрыть еще одну страницу далекого прошлого этого края; установить связь «вечных огней Согда» с угасшей религией зороастризма — почитания и особого культа огня. Как известно, именно согдийцы вплоть до прихода ислама были рьяными огнепоклонниками. И недавние находки таджикских археологов как будто подтверждают эту гипотезу. В районе крепости Сарводи, в одной из старых квасцовых копей была обнаружена деревянная статуя Митры — зороастрийского божества. Ученые полагают, что эта статуя была преднамеренно запрятана в глубокой штольне, где ее не могли найти арабские завоеватели.

Но все названные проблемы, соединенные в одном очень своеобразном памятнике природы и истории Таджикистана, еще далеки от разрешения и ждут новых исследователей. Нынешняя же судьба «горящих копей» и древних крепостных сооружений Ягноба пока всецело находится в руках работающих здесь геологов, шахтеров и строителей, дающих новую жизнь богатствам этого края.

* Ценность нашатыря оставалась очень высокой вплоть до позднего средневековья. Об этом, в частности, говорит тот факт, что посольство тимуридов, прибывшее к китайскому двору в 1453 году, в числе разного рода дорогих подарков преподнесло императору и нашатырь.

Читайте далее:

По материалам Wikipedia