Памятники

«Горящие копи»

«Еще издали эти «горящие копи» бросаются в глаза благодаря нависающему над ними в тихую погоду облаку серно-нашатырных газов. От раскаленности земли почти все время над ними наблюдается марево»… «Вид рудника чрезвычайно эффектен: высокая известковая скала имеет несколько отверстий и вся изъедена сернистыми парами, отделяющимися здесь во множестве. Много отверстий сделано и при подошве скалы. Все они заложены каменьями, на которых в изобилии” осаждаются кристаллы серы…» Несмотря на то, что эти описания сделаны уже давно (первое принадлежит геологу Н. П. Ермакову и относится к началу 30-х годов нашего века, а второе составлено более 100 лет назад. А. П. Федченко), сегодняшнее впечатление от посещения «горящих копей» полностью им соответствует. Когда попадаешь на территорию «копей», невольно прислушиваешься к шипению, с которым газ вырывается из трещин в камнях или мощными струями выбивает прямо из рыхлой осыпи.

Сама осыпь влажная, хотя поблизости нет никаких признаков воды. Стоит опустить в нее руку, как сразу ощущается легкое покалывание — почва пропитана серной кислотой, концентрация которой порой достигает 15—20%. Необычный, прямо-таки фантастический эффект зрелища усиливается от обилия ярко-желтых, зелено-голубых и белоснежных выцветов, которые своеобразными лишайниками покрывают всю поверхность склона. Пожар есть пожар, и «горящие копи» буквально пыщут жаром, нагревающим землю до такой степени, что через некоторое время стоять на месте становится невозможным. Температура газа в отдельных точках поднимается до 500—550°С, и ночью раскаленные камни источают слабое синеватое свечение. Жара особенно чувствуется в древних выработках, где дыхание и без того затруднено из-за обилия газов.

«Копями» для древних рудокопов Кухи Малика в большинстве своем служили естественные полости и пещеры, возникшие за счет сильного обжига и постепенного обрушения скальных пород. Но в отдельных случаях, для удобства работы горняки старались расширить такие углубления. Все «копи», а их около пятнадцати, располагаются на относительно небольшой площади — примерно 4 гектара — в пределах двух невысоких скальных гряд, сложенных крупнозернистыми песчаниками и гравелитами. Выше «копей», на продолжении этих гряд, сооружены специальные каменные стенки, предназначенные для защиты людей от камнепадов и обвалов. Самая крупная выработка расположена ниже остальных, и к ней со стороны урочища Кухи Малик подходит полуразрушенная, но местами тщательно ухоженная тропа. Сама выработка имеет форму грота высотой около 5 метров и глубиной более 7 метров.

Потолок грота залеплен толстым слоем мучнистых выделений нашатыря, а на полу — целое скопление пушистых «ежиков», собранных из ярко-желтых иголочек самородной серы. Температура воздуха в копи 60—70°С, в то же время газ, просачивающийся из трещин в ее стенах, нагрет до 300—400°. Метрах в тридцати выше по склону находится еще одна выработка, треугольное сечение входа в которую выдает ее искусственное происхождение. Здесь уже настолько жарко, что свободно дышать и работать, можно лишь находясь у самого пола. Своды выработки при подсвечивании искрятся от обилия прозрачных кристаллов нашатыря. Стоит только дотронуться, и десятки горячих осколков падают вниз, устилая пол скрипящим песком. Сами кристаллики очень хрупкие, почти невесомые, и по форме напоминают веточки окаменевших растений. Кое-где стенки и пол пещеры забрызганы каплями расплавленной серы: она тягуче стекает сверху и, охлаждаясь, меняет окраску с медово-красной на ярко-желтую.

Читайте далее:

По материалам Wikipedia