Памятники

Месторождение бадахшанских лалов в XX веке

Главная / Каменное чудо Таджикистана / По следам древних рудознатцев / Месторождение бадахшанских лалов в XX веке

Месторождение бадахшанских лалов во все времена представляло сказочный источник обогащения для его владельцев. Таким образом, судьба рудника всецело зависела от воли того или иного правителя. Каждый очередной правитель, утвердивший свою власть даже на самый короткий срок, спешил обогатиться за счет рудника, сгоняя все местное население для работы в подземных копях. Часть окрестных кишлаков должна была поставлять продукты, другие — рабочих и инструменты. В копях люди работали под присмотром стражников с раннего утра и до позднего вечера; часто рудокопы спали здесь же в забоях, ибо времени и сил на возвращение домой после такого изнурительного труда у них не оставалось.

Еще в начале нашего века среди жителей кишлака Кухнлал из уст в уста передавалась легенда о счастливом избавлении от тяжелой, непосильной работы на руднике: «Однажды пришел приказ добыть большой и красивый лал. Начальник рудника созвал всех рудокопов и, огласив приказ, объявил: «Всем запастись едой, спуститься в шахты и не возвращаться до тех пор, пока не найдется требуемый лал. Тому, кто найдет лал, обещано исполнение любого желания». Спустя долгое время рудокопы стали подниматься наверх, но без добычи. Возвратились все, кроме старого одноглазого рудокопа. Уже решили, что он погиб, но вот поднялся и он, развернул дастархан и достал необыкновенной величины и красоты камень. Начальник сказал: «Проси, что хочешь» — «Ничего не хочу, отпусти меня на свободу»,— ответил старик. И начальник сдержал свое слово».

Расцвет рудника Кухплал, судя по всему, приходится на X—XII века. Именно таким временем датируются остатки крупного поселения, найденного поблизости известным таджикским археологом М. А. Бубновой. Кстати, в другом районе Памира — на реке Базардара — М. А. Бубновой удалось раскопать город средневековых металлургов, где среди прочих находок была обнаружена шпинелевая бусинка. Вероятно и торговля самоцветами в средние века достигла своего наибольшего размаха. Но все же в последующие столетия намечается постепенное угасание работ в Кухилале, вызванное набегами иноземных завоевателей и междоусобицами местных правителей. Литературные источники начала XVIII века сообщали, что «каменья ломают, ежели когда войны не имеют». Естественно, что слава рудника никому не давала покоя и представляла большой соблазн для соседей. Даже русские посланники времен императрицы Анны заглядывались на такой далекий и труднодоступный уголок Памира, сообщая, что «водокшанская (Бадахшанская) провинция нужна в российское владение для многого в ней имеющегося богатства», что «золота, лалов, ляпис-лазори в ней довольно».

К концу XIX века рудник был уже настолько истощен, что в копях работало всего 30 человек, находившихся под наблюдением солдат балхского губернатора. Добытый в копях лал целиком отсылался кабульскому эмиру. Но даже сегодня кухилалский горный промысел поражает своими грандиозными размерами. На территории рудника известны многоярусные, 4-х и 5-ти этажные копи протяженностью до двух километров. Среди запутанного лабиринта подземных ходов встречаются огромные залы высотой в 8—10 метров. Общий объем вынутой на поверхность породы исчисляется многими десятками тысяч кубических метров. И все это — несмотря на весьма примитивные способы добычи, в которых главной силой был непомерный ручной труд безвестных тружеников — памирцев.

Читайте далее:

По материалам Wikipedia    Яндекс цитирования      Rambler's Top100