Памятники

n

Зиддинская впадина

Вернемся к истокам реки Зидды, в восточную часть Зиддинской впадины. Сангхокские источники образуют здесь целую группу выходов, прослеживаемую на расстояние около километра. Все нынешние родники, а также «угасшие» выходы минеральных вод, фиксируемые по прерывистой полосе травертинов в правом; борту ручья Сангхок, располагаются почти на одной линии. Судя по всему, эта линия является поверхностной проекцией скрытого под наносами тектонического разлома. Этим разломом разграничиваются палеозойские породы правобережной части реки Зидды и мезозойские образования, слагающие преимущественно ее левый борт. В настоящее время среди действующих источников особенно выделяются два: собственно Сангхок и Каратабон.

Сангхокская вода, как мы уже видели; практически полностью забирается трубами накопительного резервуара и расходуется затем для розлива нарзана. Давайте поближе познакомимся с травертинами этого источника, сформированными по подсчетам геологов не менее, чем за 700 лет. За это время образовано более двух метров слоистых известковых туфов, содержащих в своем составе, кроме основного компонента — карбоната кальция, примеси кремнезема, глинозема, магния, натрия, серы, фтора и железа. Буро-желтая окраска травертинов скорее всего связана именно с последним компонентом. В разрезе травертинов хорошо видно, что нормальная деятельность источника временами прерывалась или его заболачиванием (этому соответствуют тонкие прослои глин), или же он перекрывался песчаными наносами талых потоков. Только в последние 300—400 лет холодная углекислая вода источника отлагала более или менее чистые слойки кальцита.

Метрах в двухстах от описанных выходов, в прирусловой части ручья Сангхок, имеется еще одно поле травертинов. Ярко-желтые и бурые известковые туфы своеобразным плащом покрывают пространство площадью не менее 250 квадратных метров. Травертины сильно насыщены водой; тонким, искрящимся на солнце слоем она покрывает почти всю их поверхность. Источник воды очевиден — она вытекает бурным потоком из ближайшей лощины. Но минерализация воды настолько слаба, что на вкус почти не ощущается—скорее всего пресная вода потока смешивается с минеральной где-то в самом его русле. Но даже такой слабой концентрации солей достаточно для образования травертинов; ее хватает не только сине-зеленым водорослям, без которых здесь, конечно, тоже не обошлось, но и крупным жестким кустикам какой-то высокогорной травки. Стебельки ее покрыты толстой коркой кальцита и позванивают на ветру каменными колокольцами.

Источник Каратабон находится примерно в 800 метрах к западу от Сангхока. Увидеть его теперь нетрудно: над ним сооружен надежный бетонный «ящик», в одну из стенок которого вмонтирована металлическая труба. Эти меры вполне оправданы, так как источник располагается на дне крутого оврага, собирающего стремительные потоки талой и дождевой воды. Вода Каратабона много приятнее по вкусу, холоднее и содержит большое количество углекислого газа, но дебит источника очень мал по сравнению с Сангхоком. Когда-то Каратабон состоял из целого семейства нарзанных источников, сгруппированных на расстоянии около 60 метров. Сейчас же сохранился главный, а все остальные напоминают о себе ржавыми мокрыми пятнами па склонам оврага.

Зиддинские нарзанные источники сегодня занимают достойное место в ряду давно известных и полюбившихся жителями республики минеральных вод промышленного розлива. К ним прежде всего относятся лечебно-столовые напитки «Шаамбары», «Алмасы», «Файзабад», «Хаватаг». В 1971—72 годах на Сангхоке производились специальные гидрогеологические исследования, определившие ежесуточный дебит нарзана в 210 кубических метров. Этого количества хватает для производства 400 тысяч бутылок минеральной воды в сутки. Попробовав ее хоть раз, нетрудно убедиться, что эта вода мало в чем уступает «эталонному» нарзану Кавказских республик. Но «дегустацию» лучше проводить прямо на месте — только так можно оценить все достоинства и самих источников, и окружающего их ландшафта.

Читайте далее:

По материалам Wikipedia