Памятники

n

След «упавшей» молнии

В начале 50-х годов в списке метеоритных кратеров СССР появился новый: Мургабский кратер на Восточном Памире. Это название неизменно сопровождалось пояснением: предполагаемый. Первыми исследователями Мургабского кратера, организовавшими в 1951 году специальную экспедицию по его изучению, были душанбинский астроном А. М. Бахарев и геолог С. А. Захаров. Интерес к этому кратеру возник не случайно. Еще в 1927 году в журнале «Наука и техника» появилось короткое сообщение геоморфолога X. Д. Клявина под названием «Загадка памирских высот». Автор заметки, со слов местных киргизов, называющих кратер Чолган Тумшу («место, где упала огненная звезда, молния»), передал рассказы очевидцев падения якобы метеорита. Говорили, что произошло это лет 200—250 тому назад, когда утром высоко в небе вспыхнул огненный шар величиной с кутаса (памирское название яка).

С ближайшего киргизского становища видели, как шар разделился на несколько частей, при этом был слышен страшный треск. Один крупный светящийся осколок упал на землю, «испустив острое копье красного цвета». Потом послышался гул, раздался взрыв и «земля, задрожала, как от падающей скалы». Из глубокой ямы на месте падения некоторое время отсвечивали голубоватые огни, к ней долго не решались подойти, так как снизу шел «большой огонь и пар». Много позже в кратер упал кутас. Его пытались достать, но веревка из 20 арканов (1 аркан — 9 метров) дна так и не достигла. Согласно рассказам аборигенов, где-то с 70-х годов прошлого столетия стенки кратера стали осыпаться и он постепенно начал заполняться землей. В 20-х годах нашего века, по измерениям X. Д. Клявина, глубина воронки составляла 15—18 метров, а ее окружность по верху равнялась примерно 400 метрам.

Красочные описания падения метеорита были настолько правдоподобны, что у первых исследователей не было ни малейшего сомнения в истинности происшедшего. Ведь кочевники-киргизы не могли просто так придумать вполне достоверную картину столь редкого явления метеора-болида-метеорита; кроме того, среди них не было грамотных людей, хоть сколько-нибудь знакомых с научной литературой того времени. Правда, несколько преувеличенными казались световые эффекты, наблюдавшиеся после падения, и колоссальная глубина кратера при относительно небольшом его диаметре. Но все это можно было списать за счет вполне понятного страха и суеверия перед «святой молнией Аллаха». И первые специальные наблюдения и находки, сделанные более 30 лет назад, вначале казалось бы полностью подтверждали рассказанную легенду.

Мургабский кратер находится в 40 километрах от поселка Мургаб, на пологом левом берегу реки Аксу, примерно в 400 метрах от ее русла. С севера к нему подступает относительно невысокий известняковый массив Мынхаджир, сложенный породами пермо-триасового и юрского возраста, а к западу и югу от кратера расстилается бескрайнее, ровное как летное поле, урочище Кошагыл. На всем этом многокилометровом пространстве, пожалуй, один кратер является ярко выраженным понижением в рельефе. Все прочие углубления приурочены к сухим руслам временных водотоков, имеющим слабо искривленные и сильно сглаженные очертания. Сам кратер до глубины 5—8 метров представляет собой округлое воронкообразное расширение диаметром 80 метров, а в нижней части характеризуется почти правильной цилиндрической формой с поперечником в 45 метров. Отвесные стенки его, сложенные мелким щебнем и галькой, местами изборождены узкими промоинами от талой воды. Дно кратера очень неровное, всхолмленное за счет обрушения и смыва верхней части. В северо-западном углу виднеется округлое углубление, по слухам вырытое «на счастье» одиночкой-старателем где-то еще в 30-х годах. Осталось неизвестным, посчастливилось ли найти что-нибудь неведомому копателю или его, как и многих самодеятельных искателей «тилло» (тадж. — золото) ожидало разочарование.

Надо сказать, что у основного Мургабского кратера есть еще и небольшой спутник — чашеобразная воронка глубиной 1,5 и диаметром 16 метров, расположенная в 250 метрах к югу. Даже по самой строгой оценке возможных причин образования Мургабского кратера и его сателлита метеоритное происхождение их не могло вызвать резких возражений у специалистов. Действительно, карстовое образование отвергалось из-за отсутствия на глубине легко растворимых пород, а допустимая суффозионная или термокарстовая просадка рыхлых отложений речной террасы не могла объяснить правильной колодцеобразной формы главного кратера. Вот и получалось, что космическое его рождение было наиболее вероятным. Теперь оставалось только найти хотя бы осколки, мелкие частички виновника происшествия — метеорита. Однако ни первая экспедиция, ни вторая, предпринятая в 1953 году и оснащенная, кстати говоря, магнитометрическим оборудованием, метеорного вещества не обнаружила. Правда, с помощью миноискателей было найдено несколько кусков сильно железистых пород; повышенные содержания железа и никеля были зафиксированы и в пробах, взятых непосредственно из днища и стенок кратера. Все это, конечно, наводило на соответствующие размышления о том, например, что метеорит мог быть из группы железных для которых примесь никеля является обычной.

Отсутствие же самого метеоритного тела в конце концов пришлось объяснить полным его испарением в момент удара о землю. Любопытно, что именно этой точки зрения придерживался известный специалист по метеоритам Л. А. Кулик, который сравнивал мургабскую загадку с тунгусской катастрофой, разразившейся в сибирской тайге 30 июня 1908 года. Падение тунгусского метеорита, наблюдавшееся издалека, на расстоянии многих десятков и даже сотен километров, вызвало массовый повал деревьев и крупный лесной пожар. И это не удивительно, поскольку температура раскаленных газов при взрыве метеоритов достигает нескольких тысяч градусов. Но в таком случае и мургабский пришелец должен был нанести какие-то «ожоги» пусть не растительности, которой на Восточном Памире, кроме низких кустиков терескена, практически нет, то хотя бы близко расположенным скальным породам.

И уже в первой экспедиции ученые обратили внимание на буро-черные железистые корки, покрывающие известняковые скалы Мынхаджира вблизи кратера. Эти корки толщиной от 2 до 5 миллиметров имели характерное пузырчатое строение и весьма походили на продукты плавления и ошлакования. Но, к сожалению, микроскопическое изучение этих «ожогов» не внесло никакой ясности, и вопрос этот так и повис в воздухе, не найдя последующего разрешения. Да и вся дальнейшая судьба Мургабского кратера складывалась на удивление неудачно; первая вспышка интереса к нему быстро угасала за неимением прямых доказательств метеоритного происхождения. К счастью все же, ни у кого из специалистов рука не поднялась для окончательного и безжалостного решения, вычеркивающего этот объект из списка даже «предполагаемых». Объяснялось это не только отсутствием иных, более или менее доказуемых версий, но и поразительной пропорциональностью мургабской воронки: соотношение ее диаметра и глубины идеально отвечает давно установленной для взрывных метеоритных кратеров логарифмической зависимости (эта зависимость получила название по фамилии определившего ее ученого Бальдвина). Закону Бальдвина подчиняются почти все лунные кратеры, многие космогенные образования на Земле, а также воронки от взрывов авиабомб.

Читайте далее:

По материалам Wikipedia