Памятники

Формирование особенностей жилища

Тип жилого дома более других видов сооружений связан с условиями места. Он — самый многогранный и сложный из всех объектов народной архитектуры Узбекистана, поскольку протекающая в нем жизнь бесконечно многообразнее застывших форм  культа или  всякой другой функции,  составляющей содержание других видов сооружений. Обычно жилище и по формам сложнее других архитектурных объектов. Оно состоит из многих компонентов и образует со всеми привходящими постройками целый ансамбль, что создает почву для вариаций. Облик жилища обусловлен целым комплексом разнообразных факторов – социальных, исторических, этнических, природно-климатических. Особенности каждого из них, изменение удельного веса или изменение сочетания их влекут за собой перемены в структуре жилого дома.

Постараемся разобраться, что и как влияет на формирование особенностей жилища. Феодальный строй средневекового Востока определил самую общую черту жилища — его замкнутый характер. Помимо классовых столкновений, эта черта имеет и другие основания. Общественная жизнь была не развита. В известном смысле общественным городским центром был базар — средоточие ремесла и торговли; до некоторой степени местом отдыха и встреч являлись бани; некоторого рода общественными учреждениями были медресе. Но в основном свободное от ремесла и торговли время горожанин, замыкаясь в личной жизни, проводил дома, где крошечный зачаток общественных функций несла михманхона. Отсюда резкое обособление жилья, отделение его от улиц, которые рассматривались исключительно как средство связи частей города и сводились по ширине к габариту арбы. Были и другие причины заключать жилище глухими стенами, которые сами по себе вытекали из условий феодально-средневекового строя. Так, например, в некоторых случаях имело смысл скрыть свои достатки от посягательств имеющих власть лиц; не была обеспечена безопасность жителей в ночное время; скверное санитарное состояние города при высоких летних температурах делало необходимым изоляцию участка от улицы с тем, чтобы создать сносный микроклимат и обеспечить чистоту и т. д.

Вторая особенность жилища — деление на две половины,— внешне обусловленная догмами религии, является также социальным признаком, который свойственен, однако, не только феодальному Востоку, но и более ранним ступеням социального развития в ряде других стран. Так, выделение женской половины, отмеченное уже в ассирийских и сасанидских дворцах, существовало в жилище древней Греции. Это черта определенной ступени развития семьи докапиталистического общества, выступающая более или менее ярко в различных странах и освящаемая установлениями  религии.

Но деление на две части, по крайней мере в узбекском жилище, находится в зависимости также и от принадлежности владельца к той или иной социальной группе: чем больше достаток владельца, тем резче оно выступает. Тут играет роль и то обстоятельство, что изоляция женщины особенно строго соблюдалась в «верхних» слоях населения и смягчалась в «низах», где ей приходилось заниматься трудом, ремеслом, и особенно У сельского  населения ввиду участия женщин в полевых работах. Таким образом, в богатом городском жилище мы видим четкое деление на два двора, причем в ичкари можно попасть, только пройдя внешний двор, через узенький проход в пограничной застройке. В средних же слоях населения нередко ввиду тесноты городского участка мужская половина представлена только в виде надстройки над воротами приемной комнаты или выделена в первом этаже близ входа. Иногда несколько дворов, заселенных обычно родственниками, пользовалось общей михманхона. В кишлаках же часто разделение жилища отсутствовало, и в случае прихода постороннего гостя женщины уходили к соседям.

Что касается архитектурных форм и принципа планировки жилища, то социальная принадлежность или род занятий владельца сказывались на них главным образом количественно: с увеличением достатка возрастало число помещений и богатство отделки. Если бедняку были доступны одна-две комнаты с айваном, у богатого тех и других было по нескольку; если в бедном жилище айван оставался открытым со стойками вместо колонн, в богатом ставились резные колонны и устраивался зимний айван с подъемными ставнями. Убранство комнат в доме бедняка ограничивалось глиносаманной штукатуркой и открытыми нишами без делений, а в зажиточных домах стены украшались резной алебастровой декорацией и мелкими нишами-ячейками с фестончатой прорезью.

Отделка стен, особенно ниш,— лучший показатель имущественного положения владельца. Профессия владельца выражалась в добавлении некоторых специальных помещений в группе внешнего двора — мастерских, кладовых, обращенных на улицу торговых помещений. Эти добавления вызывали иногда преимущественное развитие внешнего двора или наличие хозяйственного двора, но не меняли общего принципа организации дома. Замечается, что в некоторых домах богаче отделаны жилые комнаты, в других, напротив, — михманхона. Соотношение тщательности убранства комнат мужской и женской половин, по-видимому, связано с общественным и имущественным положением владельца. Купцы и крупные чиновники для поддержания престижа стремились поразить посетителя величиной приемной залы или роскошью ее убранства, тогда как люди среднего класса, ремесленники, земледельцы, уделяли главное внимание жилым комнатам. В некоторых городах явно преобладает какая-либо одна из этих тенденций. Например, в Маргелане михманхона обычно очень скромна по сравнению с жилыми комнатами, а в Карши, наоборот, господствовало стремление украсить богато и ярко в первую очередь михманхону. Здесь, видимо, сказываются сложившиеся местные традиции. Но опять-таки общий архитектурно-планировочный принцип во всех случаях следовал известному выработанному в данной области канону.

Таким образом, только социальное положение хозяина дома вовсе не определяет архитектурного типа жилища, и совершенно неправы те исследователи, которые, следуя названному признаку,  насчитывают в  пределах одного города до десятка типов жилых домов.

Большое значение при сложении форм жилища имели исторические условия. Феодальная раздробленность создавала локальные очаги культуры и различные оттенки  архитектурной  традиции.

Бухара, один из древнейших городов мира на скрещении больших караванных путей, политический центр Мавераннахра и, начиная с XVI века, столица государства шейбанидов, а затем Бухарского ханства, развивает коренной срединный тип жилья, который сказался в застройке Самарканда, Ташкента, Карши и ряда других городов. Хорезм от древности до конца прошлого века (за исключением XIII—XV, отчасти XVI вв.) являлся, по преимуществу, самостоятельной политической единицей. Его независимость и удаленность от культурных центров послужили сложению яркой своеобразной архитектурной школы, а изолированное положение, среди безжизненных пустынь способствовало устойчивости традиций. Трудно сказать, играло ли какую-нибудь роль соседство Ирана. Торговые сношения с последним чередовались с военными походами иранских шахов (Исмаил и Надир) и набегами хивинцев (чем изобилует история XVIII—XIX вв.). Более регулярный характер носили завязавшиеся в XVI веке торговые и дипломатические связи с Московским государством,  а затем — с Россией.

Ферганская долина, замкнутая с юга и севера горными хребтами, с запада выходит на равнины Средней Азии узкой горловиной, а на востоке сообщается с Кашгарией через перевал Терек-Даван. Географическое положение Ферганы в известной мере помогало ей сохранять политическую автономию. Древняя Осрушана долго сопротивлялась вторжению арабов, которые, по-видимому, проникли не далее Касана. В XIV веке Фергана отделяется от государства тимуридов и впоследствии, за исключением известного периода в правлении Абдулла-хана, остается независимой до конца XIX века. Природные богатства и культурные связи содействовали развитию здесь очага культуры. Судьбы Ферганы тесно сплетаются с историей Восточного Туркестана, а на ранних ступенях — с Китаем. Торговые сношения с Кашгаром в моменты смут и раздоров с Бухарой получают больший удельный вес, чем связь с культурными землями на западе. Религиозные гонения среди кашгарских мусульман вызывали не раз волны эмиграции, оседавшие в Ферганской долине. В древности Фергана была звеном на великом караванном пути из Китая, который некоторое время снабжал шелком даже Римскую империю. Взаимодействие местной культуры с китайской цивилизацией было непосредственным. Известно, что еще до начала нашей эры китайцы заимствовали из Ферганы приемы разведения винограда и люцерны, а ферганцы научились у китайцев делать железное оружие.
 
Таким образом, становится понятным своеобразие ферганской архитектурной школы, где многие самые характерные элементы, как подъемные решетчатые ставни и снабжаемое ими помещение, крытый дворик с верхним светом, камины определенного типа, именуются кашгарча (по-кашгарски), а планировка дома с галереей по фасаду, симметричное расположение комнат по обе стороны полуоткрытого помещения, легкие раздвижные стенки и южная ориентация перекликаются с архитектурными приемами китайского жилища.

Итак, политическая целостность Хорезма, Бухары и Ферганы выдвинула три главные школы узбекской народной архитектуры и три основных типа жилища. Самостоятельным следует признать также тип Шахрисябза, который, объединяя близлежащие земли и селения, успешно противостоял бухарской экспансии. Шахрисябз и Китаб, города-близнецы, были обнесены общей оборонительной стеной. Здесь сохранились, не сливаясь с бухарским, весьма отчетливый тип жилища и собственные высокие традиции архитектурной декорации.

Ташкент занимал срединную позицию, присоединяясь то к Бухаре, то к Кокандскому ханству. При всем его экономическом значении здесь не сложилось четкого архитектурного типа, заметно впитавшего некоторые черты ферганской школы. Самарканд в половине XVIII века вследствие общего экономического кризиса и смут пришел в упадок и был почти оставлен жителями. Впоследствии он был заселен жителями разных городов, что в значительной степени обусловило синтетический характер жилища.

В формировании типа жилища чрезвычайно существенную роль играют природно-климатические условия. На обширной территории Узбекистана они колеблются в широких пределах. Здесь различается несколько зон — от засушливо-пустынных до высокогорных. Формы жилища реагируют на количество осадков, направление ветра, наличие того или иного строительного материала, включают в ансамбль и природные ресурсы — воду и зеленые насаждения. Для других объектов архитектуры — мечетей, медресе, бань и т. д. — климат не играет столь существенной роли, и вместе с тем тип этих сооружений обладает значительно большей общностью.

Прежде всего приведем несколько наблюдений над приемами конструкции основных частей здания.

Толщина кровли, как естественно следовало полагать, зависит от количества осадков. В этом смысле первые места занимают Китаб, где выпадает осадков за год 519 мм, Ташкент — 389 мм и Самарканд — 325 мм. Действительно, в этих пунктах постройки отличаются солидной кровлей, толщина которой (не считая балок) нередко превосходит 50 см. В Хиве годовых осадков 77 мм, причем толщина кровли резко снижается и в некоторых случаях составляет всего 15—18 см. Тот же фактор обусловливает необходимость или отсутствие выноса кровли по всему периметру здания (см. выше) — в Шахрнсябзе и Ташкенте карниз устраивается по всем четырем фасадам. В Хорезме из-за незначительности осадков  оказывается   возможным   обносить   кровлю   бортиком,   предохраняя им (вместо карниза) стены от стока воды. Надо сказать, что в  данном случае учитывается также качество материалов (например, в Шахрисябзе глина тощая), что увеличивает необходимость  карнизов.

Толщина стен построек обусловлена в первую очередь не соображениями теплоизоляции, но требованиями сейсмостойкости. По главным городам Ферганы среднегодовая температура составляет от 12,6 до 13,4, а средняя температура самого холодного месяца, января,— от — 2,2 до — 3,6°С.

Ферганский жилой дом наиболее солиден по конструкциям, и толщина стен в 60—70 см составляет обычное явление, причем все четыре стены толстые. Но наличие глубоких ниш сводит стены фактически к толщине однорядного каркаса, поэтому конструкция не дает особых преимуществ в смысле теплопотерь. Между тем нетрудно заметить, что стены, изрезанные нишами, обладают, таким образом, пространственной жесткостью и противостоят колебаниям почвы. Фергана является одним из наиболее угрожаемых в сейсмическом отношении районов. В Намангане, где сейсмическая балльность равняется VIII, стены жилого дома делаются толщиною до 90 см.

Солидная конструкция стен необходима также и для поддержания тяжелой кровли. Таким образом, количество осадков, требуя утолщения кровли, косвенно отражается на толщине стен.

В Хиве, где среднегодовая температура 12,0, а средняя температура января — 4,6° С, т. е. несколько ниже ферганских, но зато балльность менее IV и ничтожное количество осадков, мы видим в городских постройках полное господство однорядного каркаса (20—25 см). Отмеченные условия делают возможным предельное облегчение конструкции жилища. Фергана и Хива по степени солидности конструкции составляют противоположные полюсы; жилище других областей занимает различные промежуточные ступени. Так, в Ташкенте все четыре стены жилой комнаты — двухрядного каркаса, но не достигают массивности ферганских (40—60 см); в Шахрисябзе — три стены дома толстые (около 40 см) и последняя — однорядного каркаса; в домах Самарканда часто лишь две стены двухрядного каркаса, а в домах Бухары такая стена обычно одна.

Конструкция стен существенно влияет на характер интерьера, так как в стенах однорядного каркаса отсутствие стеновых ниш коренным образом меняет прием оформления. Во внешнем облике дома на характер композиции влияют форма и постановка айвана, связанная в известной степени с. силой и направлением господствующих ветров, ориентацией дома и т. д. Так, обращенные к северу высокие хивинские айваны, снабженные козырьком   бодгир,   улавливают    и направляют  во двор токи  прохладного северного ветра. Ферганские пеш-айваны, перед южным фасадом   дозащищают от солнца летом и не мешают инсоляции зимой. Что касасается зависимости от температурного  режима, наиболее приспособлен к защите от холода городской ферганский дом, где   можно отметить такие черты:

  • жилые комнаты обращены на юг и защищены расположенным перед ними айваном;
  • имеется  защищенный  ставнями  зимний  аиван   (кашгарча);
  • вход в комнату лежит через упомянутый айван;
  • проемы, помимо ставен дарча, защищаются зимой оклеенными бумагой решетками — дарпарда;
  • в комнате имеется камин, который служит для приготовления пищи и согревает помещение.

На архитектуру дома кладут заметный отпечаток также формы быта, народные обычаи, весь комплекс специфики национальной культуры. История узбекского и таджикского народов неразрывно связана; среди населения некоторых городов, как Шахрисябз, Самарканд, до 50% таджиков, поэтому художественные традиции этих народов тесно соприкасаются. Но тем не менее народная архитектура узбеков и таджиков не потеряла своеобразия и специфика каждой особенно заметна в деталях и в орнаменте.

«Народные традиции архитектуры Узбекистана», В.Л.Воронина

Читайте далее:

По материалам Wikipedia