Памятники

Изобретение стиля

На материале готики мы рассмотрели органическое развитие стиля как целостной системы, как конструкции, поддерживающей единый в многообразии своего выражения образный строй. Мы уже достаточно говорили о Ренессансе, чтобы стало ясно: схема образного строя, начало которому положил Филиппе Брунеллески, была узка, бедна, и не позволяла достичь разнообразия вариаций, необходимого для устойчивости стиля в череде поколений. Неудивительно,…

Стиль в зрелости

В Шартрском соборе был сделан как бы шаг назад. Зодчий собора отказался от тонкости мембраны. Но при том он сделал одновременно и шаг вперед, развернув возможности вертикализма, связавшего опоры и своды в единое целое. Как в музыке Баха, сочиненной в совсем иную эпоху (однако же для исполнения в готическом по выстройке соборе), поток вариаций на…

Тема и вариации

Напомним, что “готикой”, т. е. готской, германской, варварской архитектуру трех веков, овладевшую вкусами почти всей Западной Европы, назвали в эпоху позднего Ренессанса. Имей они возможность такое услышать, готические мастера, дошедшие в исследовании возможностей кирпича и камня до предела, почувствовали бы себя несправедливо уязвленными. В своих глазах они были носителями утонченной культуры, в период расцвета городов…

Становление стиля

Как уже отмечалось, множество книг по архитектуре или открываются рассмотрением череды стилей, или даже ограничиваются таким рассмотрением. В этой книге мы избрали иную последовательность. Автор отталкивался от убеждения в том, что сначала следовало ознакомиться с “азбукой” и “грамматикой” архитектуры, проследить основные стадии формирования умения, знания, мастерства, профессионализма, творчества и осмысления в архитектуре. Затем, наконец, в…

Игра в смысл и отыскание смысла

На 60-е годы приходится самый расцвет «футуромифа» (в удачном определении А. В. Иконникова), в котором метафора «город будущего» вновь сосредоточила внимание архитектора на грядущем в отрицание настоящего, воспринимавшегося как малоинтересное или (в антиутопиях группы Аркигрэм, к примеру) безнадежное. Наконец, 70-е годы приносят в словарь архитектора выражение «хай-тек»: эстетизм уже не раннего машинизма, но новейшего технологизма…

Сомнения в осмысленности архитектуры

К концу XIX в. напряженность между европейскими империями, столицы которых окружили себя шлейфами колоний по всему миру, уже грозила перерасти в столкновение за передел сфер влияния. Вместе с нарастанием военно-промышленной мощи повсеместно нарастала националистическая пропаганда, в большей или меньшей степени затронувшая все слои общества, включая значительную часть творческой интеллигенции. В тени “больших” национализмов и рядом…

Иллюзия понятности

Трактат Филарета заслуживает того, чтобы вновь и вновь обращаться к нему. Филарете в большей степени, чем все его современники, заостряет внимание на систематизации объектов гражданского строительства. Опираясь на собственную работу в Милане и развертывая описание идеалной Сфорцинды, архитектор подробнейшим образом характеризует построение крупного госпиталя. При этом он выказывал заботу не только о гигиене и комфорте…

Искусство задавать вопросы

Вновь мы должны обратиться к опыту европейской античности, выбрав лишь то, что непосредственно соотносится с предметом нашего интереса. Прежде всего, отметим, что это время со всей определенностью ставит вопрос о происхождении архитектуры. Зримая непохожесть мира греческого города-государства, полиса и окружающего «варварского» мира, соединяясь с легендарной памятью о собственном прошлом, вросшем в ткань древнего мифа, порождала,…

Архитектура как осмысление

Говоря о природе всякого исследования, известный методолог XX в. Карл Поппер весьма справедливо заметил, что оно никогда не начинается с наблюдений, но всегда с проблем: либо практических проблем, либо трудностей, с которыми сталкиваются теории. В архитектуре мы до сих пор нечасто сталкиваемся с внутренними проблемами теории, поскольку сама теория архитектуры, вместе со всеми ее проблемами,…

Обманчивая простота масштабности

Что такое размер, на первый взгляд, совершенно понятно. Однако это иллюзия. В действительности мы определяем размер только двумя способами. Один – точный. Это когда мы говорим: башня высотой 90 м, арочные ворота шириной 4,20 м и высотой в замке, скажем, 6 м. Впрочем, подобная точность требуется единственно для логической части нашего разума, оперирующей привычными абстракциями….

По материалам Wikipedia