Памятники

Древняя выработка в Канджоле

За несколько столетий интенсивных поисков и разработки месторождений серебра в илакском Карамазаре был осуществлен такой грандиозный объем горных работ, что, пожалуй, на поверхности не осталось ни одного сколько-нибудь заметного рудного тела, не подвергшегося полной отработке или опробованию. Илакские рудознатцы с одинаковым тщанием и детальностью прослеживали не только поверхностные руды (в основном по телам большой мощности), но и некрупные, порой тончайшие жилы, опускаясь до глубин в 200 метров.

Прихотливые лабиринты подземных выработок изобилуют всевозможными ответвлениями и ходами, четко контролирующими рудные жилы вплоть до полного их выклинивания — до щелей шириной в 10—15 сантиметров, в которые едва проходит рука человека. Полностью отработанные пространства, буквально «изъеденные» древними карьерами и штольнями местами достигают площади в несколько квадратных километров. Только в системе Канджольских выработок, а их здесь не менее полутора тысяч, объем вынутой породы составил по предварительным опенкам 3—3,5 миллиона кубических метров! За период с IX по XI века на этом месторождении, по расчетам геолога В. М. Гурлычкина, было добыто около 1,5 тысячи тонн чистого серебра.


Вертикальный разрез древней выработки в Канджоле
(по В. М. Турлычкину)

Вертикальный разрез древней выработки в Канджоле (по В. М. Турлычкину)


Естественно предположить, что древние рудокопы ориентировались в основном на богатые и легкоплавкие руды — только это могло оправдать грандиозные затраты времени и сил на проходку горных выработок. Обычно отработка полезного ископаемого начиналась с глубины 10—15 метров; именно эти цифры отмечают верхний предел распространения так называемых окисленных, вторичных руд. Дело в том, что в большинстве месторождений Карамазара серебро редко образует самостоятельные соединения и содержится в виде примеси к основным рудным минералам, например, к свинцовому блеску — галениту или к минералам группы блеклых руд. При окислении полиметаллических руд (включающих, кроме названных, минералы цинка, меди, висмута, и других «рудных» элементов) грунтовые воды переотлагают значительную часть их компонентов, образуя более устойчивые соли или даже выделяя серебро в чистом виде (так называемое самородное серебро).

Поэтому окисленные руды оказываются более богатыми по сравнению с неизмененными, или первичными; их повышенная «серебристость» связана с появлением таких минералов, как аргентит (сульфид серебра) или хлораргирит (хлористое серебро). Эти новые минералы, правда, не образуют больших скоплений, чаще они равномерно рассеяны в породе и не видны простым глазом. Однако, это не мешает им увеличивать общее содержание серебра в рудах до 500, а то и до 1000 граммов на тонну породы. По современным меркам это очень высокое содержание; судя по всему, оно вполне устраивало и древних рудознатцев. Каким-то неведомым чутьем они угадывали эти обогащенные серебром породы и устремлялись за ними с поверхности до предельно возможных глубин, пока не сталкивались с первичными рудами или водообильными горизонтами. Впрочем, как показывает археологическое изучение древних копей, подземная вода не была для наших предков непреодолимым препятствием. В ряде случаев отмечены целые системы специальных водоотводов, направляющих подземные ручьи в понижения рельефа.

Читайте далее:

По материалам Wikipedia    Яндекс цитирования      Rambler's Top100