Памятники

Лалы в ХХ веке

Многовековая добыча бадахшанских лалов способствовала приобретению большого практического опыта, передававшегося из поколения в поколение. Об этом свидетельствует не только сложная система выработок Кухилала, задававшихся по наиболее богатым шпинель-форстсритовым жилам, но и поразительные эмпирические знания древних рудознатцев, обобщенные еще Бируни: «Добывать [лал] в копях — все равно, что делать ставки в азартной игре, блуждать, не зная пути, по степям и безводным пустыням или безрассудно отправляться в плавание по морю, когда предпринимающие эти дела не имеют никаких проводников, которые помогли бы достигнуть желаемого, кроме своей сообразительности. В таком же положении [находятся] те, которые приступают к такой работе и начинают долбить гору, как точат ее черви и термиты, вслепую, надеясь при этом только на «авось» и на «может быть».

И если дело у них долго продолжается так, то они несут убытки и терпят разочарование. Однако, если они натыкаются на белый камень, по цвету похожий на мрамор, но мягкий и рыхлый [по-видимому, разрушенный форстерит], покрытый с двух сторон или кремнем или другим камнем, называемым «прыщи» [?], … причем сам он белый со слабым сипим оттенком [скорее всего — кальцифир, т. е. порода, состоящая из кальцита и доломита], — то они продолжают работу, потому что это первый признак успеха их труда и проблеск надежды. После этого они докапываются до того, что называется шириста [серпентинизированный форстерит]. Это рыхлая порода, и когда ее извлекают, она рассыпается; в ней нет пользы, но для них это предвестник желаемого. Затем они доходят до какой-то нерыхлой плотной породы, из которой выделываются бусы, поддающиеся сверлению [а это уже совершенно точно хризотил]…

Когда проходят [и эту породу], достигают места нахождения драгоценного камня… И этот лал находят в оболочке из белого камня, похожего на горный хрусталь; название оболочки вместе с тем, что находится в ней, — магал. Он бывает различных размеров, находят куски величиной от ореха до дыни. Когда сдерут с него оболочку, то показывается драгоценный камень или в виде одного куска, а это бывает редко, или же в виде нескольких правильно расположенных кусков, подобно тому, как расположены зерна граната в его кожуре. Эти куски бывают разного размера — от одного цельного куска в магале до множества [камней], которые по величине не больше зерна проса. Иногда находят драгоценный камень и без оболочки».

Просто удивительно, насколько подробно и красочно описаны поисковые признаки шпинели у Биругш! Правда, не все термины, которыми пользовался ученый, понятны сегодняшним минералогам: терминология современной науки, основанная па греческой «школе», не соответствует персидской, употребляемой Бируни. И все же, когда геологи, после долгого застоя кухилалских копей, приступили к основательным работам на месторождении (это произошло в конце 50-х годов нашего столетия), казалось фантастичным многое из того, что описал средневековый ученый. Но уже в 1970 году в разведочной штольне были найдены те самые рыхлые «магалы», сложенные агрегатом манассеита, талька, серпентина и других мягких магнийсодержащих минералов. Благородная шпинель в виде кривогранных кристаллов и осколков с матовыми поверхностями буквально вываливалась из «магалов» и легко обогащалась вручную. Но самую удивительную находку сделали геологи экспедиции «Памиркварцсамоцветы» уже совсем недавно, летом 1985 года. При разборке форстеритовой породы из нее был извлечен великолепно ограненный кристалл благородной шпинели весом около 6 килограммов! Уникальный кристалл не имеет равных ни среди находившихся когда-либо в Кухилале, ни в других месторождениях шпинели.

Александр Евгениевич Ферсман — великий знаток и популяризатор цветного камня — писал в конце 30-х годов, когда советские геологи делали еще только первые шаги по глухим уголкам Западного Памира: «Кто решится утверждать, что наши па мирские месторождения исчерпаны? Мы глубоко верим в будущее недр Средней Азии, смело раскрываемых в наши дни. Мы убеждены, что новая техника позволит разработать, новые месторождения, и снова шпинель и рубины Памира вольются красным потоком в промышленность самоцветов». Пророчество это полностью сбылось. Уже не первый год действуют древние копи Кухилала, возрожденные к жизни таджикскими геологами. На Юго-Западном Памире найдены новые проявления ограночной шпинели, а также настоящих рубинов и их родных «братьев» сапфиров. «Лалово каменье», вместе со многими другими находками древних рудознатцев, вновь влилось в семью таджикских самоцветов.

Читайте далее:

По материалам Wikipedia    Яндекс цитирования      Rambler's Top100