Памятники

Повесть о Памирском «рубине»

И снова мы на Памире. На этот раз для того, чтобы познакомиться с местом древней добычи легендарного бадахшанского лала — самоцвета первой величины, стоящего в одном ряду с такими драгоценными камнями, как алмаз, сапфир, рубин, изумруд, александрит. Как и его цветовой «двойник» — рубин (или яхонт), лал всегда считался самым почитаемым среди красных камней в странах мусульманского Востока, служил синонимом прекрасного и совершенного. Так, начиная со средневековой лирической поэзии, вплоть до наших дней выражение «лал-и-бадахшони» (точнее ал-лал ал-бадахши) встречается для обозначения искрящегося красного вина или прекрасных губ возлюбленной. Именно этому камню посвятил Фирдоуси замечательные строфы в «Шах-Наме»: «И венец на челе его лалами ал!». Красоту и алый цвет лала высоко чтили и на Западе, куда волна увлечения красными камнями пришла в XII—XIII веках: «Камень лал цветом ал».

В течение семи веков красный камень проходит через всю историю прикладного искусства европейских стран. Как и на Востоке, он служил предметом роскошного убранства; им украшали одежду, утварь, оружие, предметы культа. В эпоху Возрождения великий мастер и скульптор Бенвенуто Челлини превозносил красоту красного камня, расценивая его почти в восемь раз дороже алмаза и в два раза дороже изумруда. В России красному камню нередко приписывались магические, лечебные свойства. Вот слова, принадлежащие царю Ивану Грозному, записанные во время беседы его с англичанином Горсеем: «Вот красный яхонт — он врачует сердце и мозг, силу и память человека». Красный камень был символом движения и жизни, энергии и борьбы, страсти и увлечения. Недаром «рубинами» были украшены короны царствующих особ в Англии и Франции, России и Персии. Но к романтическим историям, связанным с этими камнями,, мы еще вернемся, а пока давайте выясним, что же такое лал?

Откуда происходит это название, точно не известно. В греческом языке есть слово с близким корнем («лалос»), означающее маленький драгоценный камешек, найденный на берегу. В старину же «лалом» называли восточные камни преимущественно розово-красной окраски, и отнюдь не путали их с рубинами, хотя; нередко эти два названия в записях торговых людей и путешественников встречаются рядом. В то же время цветовое сходство лала с рубином породило ряд таких непонятных поначалу наименований, как «рубин-балэ» или «балас-рубин». Эти приставки к названию хороша известного самоцвета произошли очевидно от древней формы слова Бадахшан Баласция, Баласка, Балаша, Балашан.

А если это так, то вышеупомянутые названия буквально должны означать: «рубины из Бадахшана». Справедливость такого заключения подтверждается и двумя другими вариантами старого наименования лалов: «балахши» и «балаши». Впервые упоминание о «балашах» — «красивых и дорогих камнях» — мы находим в записках итальянского купца Марко Поло, посетившего Бадахшан в XIII веке. Описывая золотые и серебряные копи Бадахшана, он добавляет, что кроме них, «в той области водятся драгоценные камни балаши; родятся они в горных скалах». Понимая толк в драгоценных камнях и ведя торговлю ими М. Поло неоднократно подчеркивает, что «балаши дороги и ценны». Так что название «рубин-балэ» появилось в Европе (в Азии им, как правило, не пользовались), судя по всему, с легкой руки этого знаменитого торговца-путешественника.

Читайте далее:

По материалам Wikipedia    Яндекс цитирования      Rambler's Top100