Памятники

Озеро Гульбиста

Многим жителям Душанбе хорошо известно «серное» озеро Гульбиста в ближайших окрестностях города. Нередко посещается оно школьными экскурсиями и туристическими группами. Теплая, слабо минерализованная вода этого озера поступает «самоизливом» из меловых отложений, залегающих на большой глубине. Несколько лет назад здесь предполагалось построить плавательный бассейн с душевыми. Забурили скважину, поставили перекачивающий насос, и этим дело кончилось. Исчезли энтузиасты, а вместе с ними — и первозданная чистота озера. Теперь Гульбиста замусорена и заболочена настолько, что даже местные жители отвернулись от некогда почитаемого озера.

Не удивительно, если со временем такое же отношение сложится и у жителей Шаартузского района к роднику Чиличорчашма («сорок четыре источника»). Он с незапамятных времен радовал кристально чистой, освежающей влагой всех проезжающих по безжизненной Бешкентской степи. Да, и сейчас еще радует, но в основном уже праздно отдыхающих, не слишком, кстати, заботящихся о чистоте родника и окружающей его рощи. А вода в Чиличор-Чашме тем временем теряет свою прозрачность от обилия мусора и, как ни странно, от соседства с новым каналом, проложенным трестом «Бешкентводстрой». Уровень воды в канале выше, чем в роднике, оттого вода в Чашме теперь застаивается и, надо полагать, что в скором будущем родник ожидает заболачивание. И не останется ли от него тогда одно название?

Бывая в горах, или как говорят — «на природе», мы часто становимся свидетелями интересных, порой уникальных геологических явлений. Приятно об этом потом рассказать друзьям, знакомым, но еще лучшё показать какое-нибудь «вещественное доказательство»: кусочек отбитого камня, кристалл, замшелую ракушку. Любителей «сувениров» мы встречаем и на белоснежных травертинах Гармчашмы, и в «горящих копях» Кухи Малика, и в соляных пещерах Ходжа Мумина. В погоне за «симпатичным» камешком любители (не знатоки) взбираются на отвесные скалы, преодолевают бездорожье, проникают в труднодоступные районы, где ради одного образца разбивают ценнейшие друзы, взрывают глыбы красивейшего камня.

Ну, и уж если несподручно кому-то взять образчик на память, то непременно нужно зафиксировать факт своего пребывания в легендарном месте. Так и поступают многие «естествоиспытатели», оставляя громогласные надписи на стенах древнего рудника Канимансур, в гротах Юго-Западного Памира (рядом с наскальными рисунками), у водопадов Варзобского и Ромитского ущелий. С легкой руки некоторых туристских организаторов и поощрения не слишком вдумчивых репортеров мода на «автографы» стала повальной. Вблизи популярных мест появились даже специальные камни, на которых можно зафиксировать торжественный факт своего пребывания.

Одним из таких камней является «Домовая книга» на берегу озера Искандеркуль. Эта огромная известняковая глыба сплошь испещрена фамилиями и датами. Невдомек только писавшим и еще пишущим, что камень этот легендарен не сегодняшней мазней, а тем, что более ста лет тому назад на нем оставила знак своего пребывания на озере первая экспедиция, проникшая сюда со стороны Зеравшана. Теперь же надпись первопроходцев — «Pycкiе, 1870» — с трудом отыщется среди сотен других, ровным счетом ничего не значащих каракулей. Раньше «Домовая книга» была визитной карточкой уникального озерного водоема, теперь же стала его позорищем и задворками.

Читайте далее:

По материалам Wikipedia    Яндекс цитирования      Rambler's Top100